В 2015 году вероятен ряд дефолтов и последующих банкротств части компаний, активы которых расположены на оккупированных территориях, а также тех, чей бизнес существенно пострадали от боевых действий и экономического кризиса, сообщил «Вестям» начальник отдела рейтингов корпоративной сферы IBI-Rating Игорь Дикий.

«Скорее всего, они возможны в среднем бизнесе, не входящим в вертикально интегрированные структуры», — предположил он и уточнил, что в нынешних сложных экономических условиях реструктуризация долгов не является чем-то экстраординарным. «Кредиторы вынуждены лонгировать ранее выданные займы, но в большинстве случаев такие факты просто не поддаются широкой огласке», — отметил эксперт.

Все-таки технический

Самое громкое заявление по техническому дефолту на этой неделе прозвучало из «Укргализныци». Но исполняющий обязанности главы компании Максим Бланк тут же уточнил, что «Укрзализныця» намерена реструктуризировать внутренний и внешний долг на сумму около 32 млрд грн. в ближайшие два месяца. При этом, по данным Минфина, госкомпания объявила дефолт по внутреннему долгу, который не является частью долговой операции, согласованной в рамках программы с МВФ.


Эксперты пока расходятся во мнении, можно ли считать дефолт техническим. «Технический дефолт — это когда заемщик нарушил контракт, но в будущем он его исполнять может. Если у предприятий УЗ срок погашения уже наступил, а договоренности с кредиторами нет, то не уверен, что такой дефолт может подпадать под определение «технический». Поскольку неизвестно на каких же условиях теперь будут выполнять свои обязательства предприятия «Укрзализныци»», — например, сказал «Вестям» член Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

«Укрзализныця» не выполнила платежи по некоторым долгам, однако планирует в ближайшее время инициировать переговорный процесс относительно их реструктуризации. Поэтому данное событие подпадает под определение именно технического дефолта», — в тоже время считает Игорь Дикий. При этом, по его мнению, если еще в конце марта Кабмин не исключал возможность принятия решения о реструктуризации обязательств ряда квазисуверенных заемщиков, в том числе УЗ, и даже утвердил финансового и юридического советников на этот случай, то весьма странным выглядит то, что переговоры с кредиторами о реструктуризации начинаются только сейчас.

«При реструктуризации кредиторы в большинстве случаев несут определенные финансовые потери, поэтому для минимизации негативных последствий важно провести переговоры заблаговременно, с чем сейчас существуют очевидные проблемы», — отметил эксперт.

Тем не менее, по мнению первого заместителя председателя правления банка VTB (Украина) Артура Илиява, говорить о дефолте «Укрзализници» преждевременно. «Прежде, чем делать такой ответственный вывод, нужно посмотреть на картину в целом: компания достаточно здоровая, а основной ее бизнес — доходный. В скором времени должна произойти встреча заемщика с кредиторами по вопросам урегулирования долга, после чего можно будет дать более четкое определение текущей ситуации», — сказал он «Вестям».

Придется договариваться

Финансисты отмечают, что зачастую объявление технического дефолта означает, что заемщику и кредитору пора сесть за стол переговоров и обсудить варианты реструктуризации долга.

«Это довольно тривиальная ситуация не только в мире большого бизнеса, но и в обычных житейских ситуациях. Скажем, невозможность заемщика своевременно гасить банковский кредит по объективным причинам тоже можно назвать техническим дефолтом, — отметил в разговоре с «Вестями» председатель правления Коммерческого индустриального банка Вадим Березовик. — Понимаю, что само слово «дефолт» в Украине приобрело какой-то пугающий сакральный смысл, однако в случае объявления технического дефолта проблема далека от неразрешимой. И уж тем более это не означает, что в Украине перестанут ездить поезда и электрички»

Другое дело, что психологически украинским компаниям, особенно тем из них, которые имеют в капитале долю государства, важно выполнять обязательства перед международными кредиторами в рамках установленных договоренностей. «В конце концов, речь не только о конкретной компании, но и об инвестиционной привлекательности страны в целом. Но в теории госкомпании могут себя чувствовать более уверенно в подобных ситуациях, поскольку в части поддержки возможности государства как акционера почти безграничны», — считает банкир.

Но долг УЗ необходимо реструктуризировать, чтобы уменьшить нагрузку на железные дороги в ближайшее время, учитывая снижение объема перевозок, считает старший финансовый аналитик группы ICU Тарас Котович. «Наиболее вероятным развитием событий будет две части реструктуризации: еврооблигации будут реструктуризированы в рамках договоренностей с МВФ, а локальный долг будет реструктуризироваться путем проведения переговоров, как с держателями облигаций железных дорог, так и банками-кредиторами», — сказал он «Вестям». Потенциально возможным решением для «Укрзализныци» может стать реструктуризация задолженности в виде продления сроков выплат при сохранении суммы и ставки.

При этом вопрос усложняется социальной нагрузкой на компанию. «Из года в год УЗ публикует отчеты об убытках, сформированных за счет пассажирских перевозок. Это проблема, для решения которой простейшие математические методы не подходят. Я не специалист в пассажирских перевозках, но очевидно, что повышение тарифов не решит проблему и, в добавок, вызовет социальный резонанс, — отметил Вадим Березовик. — Думаю, что компания сосредоточится на сокращении операционных издержек и уменьшении капитальных инвестиций».

Не первая и не последняя

Начиная с 2008 г. дефолт по погашению облигаций допустили около 100 украинских компаний, а объем невыполненных обязательств, которые не были в итоге реструктуризированы, по данным IBI-Rating, превысил 3,4 млрд. грн. Однако стоит отметить, что подавляющее большинство этих дефолтов произошло в 2008-2010 гг. и пришлось на строительную сферу.

Из относительно недавних дефолтов по процентным облигациям можно отметить невыполнение обязательств по погашению Харьковским авиационным заводом (440 млн. грн. в ноябре 2014 года). В августе 2014 года один из крупнейших агрохолдингов — «Мрия» — не выплатил проценты по своим облигациям (объем выпуска — $400 млн.). В результате судебных споров контроль над его активами постепенно переходит к кредиторам.

Примером успешной реструктуризации долгов после недавнего технического дефолта является ДТЭК.

Поэтому стоит ожидать применения сценария и другими компаниями с госдолей и/или частными до конца текущего года, считает Виталий Шапран. «Если Минфин не договориться с кредиторами о своем варианте реструктуризации (по госдолгу), то квазиактивы один за другим будут уклоняться от выплат долгов. В данном случае Минфин преследует несколько целей, одна из которых — разгрузить платежный баланс на 2015 г. Если кредиторы упорствуют и не хотят централизовано проводить реструктуризацию, то госкомпании и банки это будут делать по отдельности по мере наступления сроков выплат», — считает он.

Впрочем, отказаться в срок погашать долги могут и частные компании. «Учитывая сложившуюся ситуацию, конфликт на Донбассе, потеря Крыма, негативные прогнозы по макроэкономическим показателям на 2015 год количество прецедентов объявления украинскими компаниями технических дефолтов вырастет», — считает Вадим Березовик.

«В текущей ситуации потенциально каждая частная крупная компания со значительным долгом может быть заинтересована в реструктуризации задолженности, — подтверждает Артур Илияв. — Но, как правило, такая реструктуризация осуществляется путем частных переговоров без публичного объявления технического дефолта».

Больше не дадут и так

В любом случае не стоит забывать, что любой дефолт повышает стоимость и снижает доступность новых заимствований для компании, а для клиентов повышает риски сотрудничества с этой компанией. «Тенденция дефолтов, в том числе технических, в последнее время, конечно говорит о знаке минус в инвестиционном климате», — отмечает Юрист ЮФ «Астерс» Вольга Шейко. Правда, выход на внешние рынки заимствований для украинских заемщиков по факту закрыт уже длительное время, новых выпусков долговых бумаг практически не происходит, если не брать во внимание суверенные еврооблигаций Украины под гарантии США.

Существующие же долговые бумаги украинских предприятий и госкомпаний пока не очень бурно среагировали на заявление УЗ. «Квазисуверенные бумаги, подешевели на 0,5%, после того как «Укрзализныця» сообщила, что находится в состоянии дефолта по некоторым внутренним выпускам и ищет возможность реструктуризации почти всего своего долгового портфеля. А снижение стоимости облигаций самой Укрзализныци на 0,5% на самом деле, выглядит незначительным на фоне довольно неприятных заголовков, но, видимо, цена вблизи 55 уже учитывает в себе много рисков», — отметил трейдер отдела торговых операций с долговыми ценными бумагами Dragon Capital Федор Багненко,

«Исходя из заявления Министерства финансов, заявления о дефолте касается внутренних обязательств госкомпании, и не касается еврооблигаций. Поэтому рынок еврооблигаций не реагирует на эти новости, продолжая оставаться стабильным в ожидании переговоров», — уточнил Тарас Котович.