Украина имеет возможность увеличить поставки в Евросоюз за счет высокоинтеллектуальных продуктов и товаров с высокой добавленной стоимостью, заявила «Вестям» замминистра экономического развития и торговли, торговый представитель Украины Наталья Микольская.

Например, в Европе востребованы услуги по архитектурному проектированию, инжинирингу (консультации и услуги в вопросах создания промышленных или инфраструктурных объектов). Кроме того, по словам экспертов, Украина имеет хорошие шансы закрепиться в ИТ-сфере, на рынке логистических услуг, в консалтинге.

Причем главная роль здесь отводится малым и средним предприятиям, которые в последнее время проявляют активный интерес к внешней торговле. «Равнодушие сменилось активным интересом к тому, как лучше выходить на внешние рынки», — говорит вице-президента по вопросам стратегического развития Американской торговой палаты Тарас Качка, отмечая, что отношение мелкого бизнеса к возможностям использования зоны свободной торговли с ЕС в рамках Соглашения об ассоциации изменилось коренным образом.

«Очень хорошо, что малый и средний бизнес уже понимает, что их товар ждут на рынке Евросоюза. Все зависит только от качества товара и подходов в его продвижении», — отметила Наталья Микольская.

По ее словам, Украина вполне в состоянии значительно увеличить экспорт услуг. В том числе потому, что в каждой экспортной партии товара от 20% до 40% стоимости приходится на сопутствующие услуги (консалтинг, таможенные брокеры, переводчики и т.д.). Например, при поставке высокотехнологического оборудования, как правило, предоставляются услуги по его монтажу и последующем обслуживании. Сюда же можно добавить обучение персонала и поставки запчастей.

Экспорт обвалила кукуруза

По словам Тараса Качки, выходом на внешние рынки уже интересуются производители одежды, электрооборудования и некоторых других видов промпродукции. Хотя основные объемы по-прежнему приходятся на сельское хозяйство и индустриальные товары (металл и химическая продукция).

Но если в начале действия торговых преференций со стороны Евросоюза рост экспорта в ЕС отвечал прогнозам (15% по итогам января-июня 2014-го к аналогичному периоду 2013 года), то по итогам прошлого года он вырос всего на 2,6% — до $17 млрд. А за январь–март 2015 г. наш экспорт в Евросоюз вообще упал на 33,3%.

В министерстве называют два главных товара, которые привели к этому: сокращение экспорта металла и кукурузы. И если с первым все более-менее ясно – экспорт обвалился из-за военных действий на Донбассе, где расположены многие производственные мощности, то что случилось с кукурузой — неизвестно. Чиновники Минэкономразвития сейчас пытаются выяснить причины падения экспорта совместно с Минагрополитики.

При этом Тарас Качка считает, что не надо придавать слишком большого значения цифрам и удивляться скачкам показателей. «Цифры экспорта надо читать, понимая, что Украина проходит трансформацию всех сфер: от финансов до статистики. А потому не надо удивляться скачкам, которые до стабилизации ситуации и переориентации экспортных потоков могут меняться на 10-20% в обе стороны», — подчеркнул эксперт.

Встать в цепочку

Впрочем, ЕС все равно остается главным торговым партнером Украины с долей около 30% от всего торгового оборота. Эта доля, по словам, руководителя Центра экономических исследований Института экономических исследований и политических консультаций Вероники Мовчан, в последнее время немного выросла, но не слишком отличается от прежних лет. Зато наш бизнес активно встраивается в международные цепочки создания добавленной стоимости.

Эксперты отмечают, что украинский бизнес рассматривает ЕС либо как основной рынок сбыта своей продукции, либо как способ попасть на другие рынки. «Пройдя сертификацию в Евросоюзе, компания имеет право доступа на рынки других стран», — поясняет Мовчан.

Правда, сейчас сложно сказать, какому варианту наши предприниматели отдают предпочтение. «Все зависит от конкретной товарной позиции. Например, что касается пищевой промышленности, то здесь больше ориентация на рынки третьих стран, а не ЕС», — сказала «Вестям» Наталья Микольская.

При этом в министерстве подчеркивают, что исчерпание Украиной в этом году экспортных квот — не преграда для дальнейших поставок в Европу. Просто за товар пока придется платить пошлину. Но, вероятно, не очень долго: по словам Тараса Качки, пошлины в целом утрачивают свое значение как меры по защите внутреннего рынка, а им на смену приходит так называемое нетарифное регулирование. То есть для доступа на рынки других стран необходимо выполнить массу требований, которые довольно многим не под силу.

«Например, Украина запретила экспорт леса, а ЕС — нет. Но его соглашение с основными производителями древесины насчитывают 60-70 страниц текста с описанием того, какой сертификат, на какой вид продукции должен быть получен», — привел пример Качка.

Поэтому наши госорганы также должны переориентироваться на приведение наших требований к производителям к такому уровню, который позволит нормально торговать как с ЕС, так и с другими странами. То есть подсказывать бизнесу, чего ждать от заключения международных договоров и как действовать в новых обстоятельствах.