Украина ведет переговоры с несколькими странами о валютных своп-линиях для обеспечения возможности экстренного доступа к валютным ресурсам. Об этом сообщил первый замглавы Международного валютного фонда Дэвид Липтон, передает The Wall Street Journal.

"Идет обсуждение по свопам с еще двумя или тремя странами, что может способствовать укреплению валютных резервов Украины", - сказал он, не уточнив, какой объем своп-линий обсуждается и с какими странами.

Еще месяц назад резервы НБУ находились на уровне $5,6 млрд, что едва могло перекрыть импорт страны в течение месяца. Однако, по словам Липтона, благодаря средствам МВФ и своп-линии с Китаем объемом $2 млрд, о которой страны договорились в начале года, резервы могут увеличиться до эквивалента трем месяцам импорта.

К концу года Минфин Украины надеется увеличить резервы Украины до $18 млрд.

Также Нацбанк за счет денег МВФ на 77% нарастил валютный резерв 

Напомним, что валютное свопование — это, по сути, взаимное кредитование. Страна открывает нашему Нацбанку кредитную линию, в рамках которой эмитируют свою валюту — евро, фунт стерлингов, швейцарский франк и прочее, которой наша страна, во-первых может рассчитываться по текущим долгам. Но есть и вторая сторона — украинская: то есть наша страна на ту же сумму, что и страны-партнеры выпускают свою валюту, но уже в нашей валюте — в гривне.

Дальше обе стороны пользуются деньгами друг друга: Украина — валютами стран-партнеров, а они — нашей гривной. Обычно пользуются в течение 12 месяцев: годовой договор наша страна, например, подписала недавно с Китаем — на общую сумму в $2,4 млрд. (в эквиваленте). Но если там все понятно, поскольку более-менее понятно целевое использование этих денег: предполагается, что китайские и украинские компании будут в течение 12 месяцев выбирать с кредитных линий гривну и китайские юани, и если к концу оговоренного года каждая из сторон (китайская и украинская) выберут эквивалент $2,4 млрд. (в гривне и в юанях), то в итоге будут друг другу ничего не должны. То в истории с новыми странами-партнерами возникает очень важный вопрос: как они будут использоваться своп-линию, в случае ее реального подписания двустороннего соглашения.

«Иностранцы могут или сами что-то покупать за эту гривну у нас в стране — например, земельные наделы (может неспроста наши власти в последнее время заговорили о снятии моратория на продажу земли сельхозназначения), а может переуступить или перепродать это право коллегам — скажем, Всемирному банку или ЕБРР. Но наши власти вряд ли смогут контролировать эту гривну, и эмиссия будет давить на курс. В начале 2000-ых годов Международный валютный фонд уже предлагал нашей стране такой вариант, но Владимир Стельмах, руководивший тогда НБУ, его отверг — именно из-за неконтролируемой эмиссии. Кроме того, возникает серьезный риск и с нашей стороны: неясно, как использовать полученную валюту будет наш Минфин — на выплату по внешним долгам или и на другие цели тоже? Очень важно, чтобы эти операции жестко контролировали, и чтобы мы не набрались долгов сверх меры, поскольку неясно, как по ним потом рассчитываться», — прокомментировал «Вестям» новость казначей одного из крупных банков.

Положительный момент подписания соглашений по своп-линиям, это увеличения во внешнеэкономических расчетах доли альтернативных валют, и снижение зависимости нашей страны от доллара — снизится давление на его курс.

Как в конце марта сообщал «Вестям» директор департамента монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Сергей Николайчук, доля доллара в поступлениях (в структуре внешнеэкономических контрактов) составляет 70-75%, а в выплатах — 63-65%. «Евро на втором месте, доля которого в поступлениях за последний год выросла с 14% до 15% (в 2012 г. была 13%). В первую очередь за счет увеличения нашего экспорта в страны ЕС на фоне общего снижения экспортных поступлений. Доля евро в выплатах стабильна — 28-29%. Кстати, снижается доля российского рубля во внешнеэкономических расчетах: за прошлый год с 16% до 12%, а за первые два месяца 2015 года — до 7,3%. Эта тенденция обусловлена снижением доли РФ в нашем внешнеэкономическом обороте и резкой девальвацией рубля», — подчеркнул он.

Напомним, в начале марта МВФ одобрил Украине расширенную кредитную программу на $17,5 млрд. Чиновники МВФ и США говорят, что, в отличие от ситуаций с предыдущими программами, прозападная власть Киева полностью привержена проведению жестких реформ, необходимых, чтобы восстановить экономику страны.

Это делает конфликт на Донбассе страны главным риском. "Если конфликт на востоке страны усилится, чего, коненчо, мы надеемся, удастся избежать, это будет поводом для роста обеспокоенности относительно ожидаемого восстановления", сказал Липтон.

Другой серьезной угрозой для программы является внешний долг Украины, переговоры о реструктуризации которого Украина сейчас ведет. В марте, Липтон говорил: "успешные операции с долгом с высокой долей будет ключевым фактором для продолжения программы после первого пересмотра (который намечен на июнь- ред.)".