Экономисты объяснили стремительный рост инфляции в марте девальвацией гривни, повышением тарифом на коммунальные услуги, и паническими скупками граждан в начале месяца — когда люди сгребали все полок магазинов, поставщики повышали цены.

Напомним, что Госстат вчера опубликовал свежий инфляционный отчет: в нем говорится, что потребительские цены в Украине в марте выросли на 10,8% — это наивысший показатель с сентября 1995 г., а в годовом измерении их рост достиг 45,8% — рекордный уровень с октября-1996. За первый квартал индекс инфляции составил 20,3%.

«Мартовская инфляция значительно превысила как нашу оценку (+1,0% месяц к месяцу), так и консенсус-прогноз агентства Bloomberg (+2,2% м/м)», — прокомментировала «Вестям» удручающие цифры главный экономист Dragon Capital Елена Белан. Эксперт считает, что резкий скачок цен был вызван отложенным влиянием девальвации гривны в конце февраля, которая спровоцировала ажиотажный спрос на товары среди населения.

Реакция граждан было молниеносной: как только курс межбанка достиг 33,5 грн./$, а черного рынка 40-41 грн./$, люди кинулись скупать товары длительного пользования — от сахара и макарон до подсолнечного масла и круп. И как только полки супермаркетов стали пустеть (торговцы просто не успевали подвозить новые порции товаров), цены на дефицитные продукты начали расти на глазах.

Продукты питания в марте подорожали на 15,6% (+53,4% относительно марта 2014-го).

И главной здесь стала спекулятивная составляющая — взвинчивание цен поставщиками (посредниками). Елена Белан отмечает, что цены производителей продуктов питания выросли не так резко как розничные — на 10,7%. По факту же, согласно статистике Госстата, сильнее всего выросли розничные расценки на сахар — на 39,2%, подсолнечное масло — на 32,1%, фрукты — на 31,9%, рыба — на 20,7%.

Комментируя подорожание фруктов и рыбы, президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило, отметил здесь влияние главным образом импортной составляющей и роста стоимости топлива — также из-за высокого курса доллара (с 21 до 30 грн. на литре).

Могло быть и больше

В тоже время чиновников снова упрекнули в преуменьшениях и замалчивании реальной ситуации с подорожанием. Директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин подчеркнул в беседе с «Вестями», что реальное подорожание товаров в Украине, куда существенней, чем это отражено в данных государственной статистики. По его словам, многие продукты и потребительские товары (особенно лекарства) с начала года подорожали в два и более раза.

«Валютные шоки подтолкнули вверх цены на все товары, а не только на импорт или содержащие импортные компоненты. Грубо говоря, если растет цена на макароны, то велика вероятность, что и на гречку цены тоже вырастут», — при этом заметил он.

Это влияние было столь сильно, что теперь, когда гривна стабилизировалась, отката цен ожидать не приходится.

Курсовой шлейф останется

Все, на что надеются эксперты — это, что цены перестанут расти в мартовском темпе. «Шлейф влияния девальвации еще сохранится, но темпы ее роста снизятся», — сказал нам Ярослав Жалило

К тому же, экономисты рассчитывают, что сработают некоторые дефляционные факторы. Например, падение спроса на товары, в цену которых производители и продавцы заложили свои валютные и политические риски после февральской девальвации. Чем дольше товары длительного пользования будут залеживаться на полках магазинов, тем быстрее они будут дешеветь. Свою лепту в ценовой откат, как полагают экономисты, должен внести и Антимонопольный комитет — он должен штрафовать магазины, если докажет злоупотребление монопольным положением (на 10% от полученной выгоды). К тому же на индексе инфляции должно сказаться поступление украинской аграрной продукции нового урожая.

«В конце прошлого и начале этого Украина прошла самый опасный период, как по валютным шокам, так и по общему повышению цен», — сказал «Вестям» Василий Юрчишин. Он ожидает, что если не будет нового витка военной агрессии, экономика постепенно начнет восстанавливаться, то цены перестанут постоянно расти быстрыми темпами. А некоторые, возможно даже немного откатятся, правда, не очень сильно — производители будут настаивать на возросших затратах, и продолжат закладывать их в ценник.

Коммуналка и эмиссия

Впрочем, в апреле-мае у людей появится новая проблема — рост тарифов на коммунальные услуги. «С апреля будет повышение тарифов ЖКХ. Но в то же время мы ожидаем снижение темпов роста цен, поскольку ситуация на валютном рынке стабилизировалась и уже очевидно более спокойное отношение к ситуации на продуктовом рынке со стороны населения», — сказал «Вестям» руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий.

Даже те, кто верит, что Нацбанку удастся удержать гривну от новых курсовых обвалов (сейчас он административными мерами держит курс у отметки 23,5 грн./$), признают, что подорожание «коммуналки» будет играть на высокий уровень инфляции. «При стабильном курсе и благоприятном урожае можно ожидать некоторого замедления темпов роста цен к концу года, но годовой показатель инфляции вряд опустится ниже 30%», — сказал «Вестям» Елена Белан. Напомним, что в начале года Кабмин рассчитал три сценария: согласно оптимистическому (по нему рассчитан госбюджет этого года) уровень инфляции по итогам 2015 г. должен составить 26,7%, а по двум пессимистическим — 38,1% и 42,8%.

Позитив в том, что повышение тарифов произойдет в конце отопительного сезона (когда света и тепла расходуется меньше), а значит и влияние новых коммунальных расценок будет не так ощутимо и болезненно. Правда, как отмечает Василий Юрчишин, строить любые прогнозы на заниженных данных Госстата — бессмысленная затея. «Отражаемое в статистике увеличение расценок в ЖКХ на уровне 3,2% за январь-март не выдерживает никакой критики. Например, в Киеве тарифы выросли вдвое, а столичный регион оказывает существенное влияние на общие показатели по стране», — говорит Юрчишин.

Выдавая более-менее оптимистические сценарии, эксперты надеются, что власти не станут больше на полную катушку запускать «печатный станок», и бесконтрольно эмитировать гривну. Ни для покрытия дефицита госбюджета, ни на рефинансирование банков. В этом п-прежнему видят серьезную угрозу. «Риски были и остаются. Все зависит от активности эмиссии гривны. Пока темпы эмиссии значительно снизились», — заметил Александр Паращий.