Наличные операции рядовых украинцев и отечественных компаний начнут тщательнее проверять и блокировать при возникновении малейших подозрений в их законности. Соответствующие рекомендации по банковской системе в письме №25-04001/22856 сегодня разослал Нацбанк: «Рекомендации в отношении признаков рисковых операций». В нем регулятор также описал три группы признаков для наличных операций — по ним финансисты будут проверять клиентские проводки.

В первую группу рисковых операций будут относить регулярные снятия (более 3-ех раз в месяц) со счетов безналичных перечислений финансовой помощи, платы за ценные бумаги, кредитов и переводов (из-за границы в том числе). Но только при условии, если после получения денег на счет человек или организация обналичили 50% и более суммы. Либо, если объем снятия налички за месяц превысил 300 млн. грн. Тут же уточняется, что особенно активно финансистам стоит проверять операции граждан, если они снимают со счетов безналичные поступления больше своего приблизительного среднего заработка. Или если получатели крупных сумм относятся к незащищенным слоям населения: это пенсионеры, безработные и студенты, снимающие миллионы со счетов. Еще один пример — огромные суммы снимаются со счета не его владельцем, а третьим лицом — тем, кто им пользуется по доверенности.

Во вторую группу рисковых Нацбанк отнес обналичивание денег, поступивших на счет человека от такого же физлица или организации (и иностранной в том числе). «Примечательно, что никаких ограничений сумм данный пункт не содержит. Из чего можно заключить, что любое регулярное (более трех раз в месяц) пополнение счета физического лица следует трактовать, как рисковую операцию. При этом источником зачисления средств может быть как одно, так и несколько лиц», — сказал «Вестям» советник председателя правления Евробанка Василий Невмержицкий.

Описанные в этом разделе примеры действительно напоминают нелегальный обнал: открытие человеком счета по потерянному паспорту для проведения одной операции, например, или получение крупных сумм наличных убыточной компанией. «Однако отсутствие каких-либо ограничений по суммам проводимых операций де-юре означает, что он может быть применен и к обычным операциям по зачислению средств, не имеющим никакого преступного умысла. Например, я не вижу причин, почему данные правила нельзя применить к физическому лицу, который продал при помощи доски объявлений в течение месяца свои старые ботинки, часы, утюг и зонт. Ведь фактически, получение им на карту денег должно трактоваться, как регулярное зачисление средств на счет», — заметил Невмержицкий.

В третью группу рисковых НБУ относ все кредиты, которые были погашены в день их получения или в ближайшие за ним дни, если таких займов клиент оформил более трех в месяц.

Что дальше

Банкам предписано пристально следить за всеми описанными Нацбанком случаями. При малейших подозрениях финансисты, согласно действующему законодательству, обязаны запрашивать у клиентов информацию о целях проводок и сообщать о них в финразведку — Госфинмониторинг. «Собственно, мы это делали и до появления нового документа регулятора. Как только возникали малейшие подозрения в законности тех или иных операций, мы перед их осуществлением запрашивали у клиентов дополнительную документацию. Обычно, кстати, после этого от проводки просто отказывались. Но информация Госфинмониторинг все равно отправлялась — при малейших подозрения, не только, когда подозрения подтверждались», — заверил «Вести» член правления Проминвестбанка Владислав Кравец.

Хотя документ НБУ под номером 25-04001/22856 — это всего на всего письмо, а не постановление Нацбанка, и носит рекомендательный характер. Однако исполнять его банки будут — слишком уж велика цена вопроса. «Отмечу, что документ не является нормативным актом, требующим от банков установления какого-либо дополнительного контроля над операциями клиентов с наличными. Он лишь акцентирует их внимание на том, что подозрительные операции с наличными могут быть поводом, чтобы отнести их к разряду рисковых. В то же время факт ведения банком рисковой деятельности может стать основанием для применения к нему санкций, вплоть до введения временной администрации», — объяснил «Вестям» ситуацию Василий Невмержицкий.

Также Как в Украине печатают деньги

Редкий банк решиться рисковать своей лицензией (существованием) ради нескольких операций даже ради самого горячо любимого банка. Особенно в условиях тотальной чистки на банковском рынке, начатой НБУ в прошлом году: за 2014-2015 гг. временные администрации были введены уже в 46 банках. «Прикрывались разные банки, в том числе и «мойки», где 99% операций — схемы по выводу и отмыванию денег. После закрытия таких структур, их клиенты остались без обслуживания, и теперь активно ходят по рынку и предлагают банкам за дополнительные поощрения, чтобы прокатать те или иные суммы. Но не думаю, что кто-то из нормально работающих банков сейчас на такое решиться. Даже в условиях убыточной деятельности. Ну, заработает банк на подозрительной проводке даже миллион, но какова цена вопроса — сначала тотальные проверки НБУ и правоохранителей, а затем и закрытие банка? Причем, банка с миллиардным капиталом? Нет, это никому не нужно», — подчеркнул в разговоре с «Вестями» Владислав Кравец.

Придется оправдываться

При получении наличных со счетов, людям стоит готовиться к дополнительным расспросам со стороны финансистов, а в некоторых случаях, и к предоставлению дополнительных документов. Не исключено, что задавать их будут и правоохранители. Когда возникают подозрения в законности или рисковости операций, о банковской тайне придется забыть. «Не скажу, что прежде финучреждения делали эту работу спустя рукава, все же первичный финмониторинг не новость для банков, но тот факт, что внимание к наличным со стороны банков вырастет не вызывает сомнений», — подтвердил нам Василий Невмержицкий.

Более всего финансисты опасаются того, чтобы чиновники или правоохранители не стали передергивать. И использовать единичные рисковые или подозрительные операции для тотальных проверок финучреждений и штрафов.

Очень надеются банкиры также, что всей собранной информацией будут пользоваться корректно. И, что предоставленными сведениями не станут компроматом, и не будут использоваться в политических целях. Кстати, чтобы сузить список рисковых операций и точнее предоставлять сведения об операциях, финансисты просят уточнений.

«Множество вопросов вызывает второй пункт письма. Надеюсь, что НБУ даст в его отношении дополнительные разъяснения и уточнит объем операций, которые следует трактовать, как рисковые. Поскольку в нынешних формулировках под понятие «рисковые» подпадает огромное количество мелких операций, которые де-факто не являются таковыми. Это тем более важно, что осуществить полноценный контроль над всеми ими очень непросто. Ведь речь идет о миллионах операций ежедневно», — резюмировал Невмержицкий.