В 2014 г. количество венчурных институтов совместного инвестирования (ИСИ) в Украине сократилось впервые в истории — с 1031 до 1006, сообщили «Вестям» в Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса (УАИБ).

Учитывая, что 96% инвестфондов в у нас именно венчурные, это привело к существенному сужению рынка в целом. Общее количество ИСИ за прошлый год уменьшилось с 1250 до 1188 (-62 фонда, -5%).

Тем не менее, по словам председателя совета УАИБ Дмитрия Леонова, общие итоги года оказались не настолько катастрофическими, как опасались участники рынка. Так, совокупные общие активы институтов совместного инвестирования в прошлом году даже увеличились на 19,4% (с 177, 52 до 212.03 млрд. грн.). Основную долю в этом росте дали венчуры — их активы увеличились со 168,18 до 201,09 млрд. грн.

Правда, на публичном рынке, в который венчурные фонды не входят, ситуация выглядела гораздо печальнее — на рынке паевых инвестфондов. Рост на нем показали только активы закрытых фондов (в них деньги вкладывают на срок 3-5 лет и забрать их раньше времени нельзя), улучшившие этот показатель на 20,3% (с 9,1 до 10,96 млрд. грн) по сравнению с 2013 годом. А вот количество таких фондов уменьшилось со 147 до 124.

В секторе же интервальных ИСИ (деньги из них можно забирать раз в полгода) активы продолжали падать и уменьшились на 14% — с 128,7 до 110,71 млн. грн., хотя делали это гораздо менее резко, чем годом ранее, когда они обвалились сразу на 37,7%.

С открытыми фондами, куда можно входить и выходить хоть каждый день, дела обстояли хуже всего. Количество их уменьшилось с 38 до 29, а снижение активов превысили прошлогодние и достигло 42,1% (вместо 105,47 млн грн в них остался всего 61 млн. грн.

Открытые фонды больше всего пострадали также от оттока капитала с украинского рынка, который в прошлом году продолжался очень активно. «Инвесторы продолжали забирать средства из фондов из-за отсутствия реальных позитивных изменений на фондовом рынке, снижения фондовых индексов в августе-декабре, тяжелых экономических последствий военных действий на востоке Украины и девальвации», — отмечают в УАИБ.

По словам Дмитрия Леонова, фонды теряли деньги вкладчиков по той же логике, что банковские учреждения. «Все, что можно было вынуть и купить за него валюту, было вынуто и вложено в доллар. И по большому счету мы не можем винить в этом наших людей. Эта инвестиция, даже с учетом военного сбора и курса черного рынка, оправдала себя доходностью в 300 процентов», — подчеркнул он.

При этом, по мнению эксперта, в дальнейшем инвестиции в доллар потеряют свою привлекательность из-за стабилизации курса, поэтому люди начнут присматриваться к другим инструментам. И не последними среди них могут оказаться фонды, которые инвестируют, в первую очередь, в долговые бумаги. Средний показатель доходности открытых фондов в прошлом году составил 13,2%, что втрое больше, чем в 2013 году, а максимальная доходность достигала 54,8%. Годовой доход в секторе интервальных ИСИ составлял 5,5% (два фонда показали прирост более 10%), а закрытые ИСИ (кроме венчурных) в 2014 году принесли в среднем 24,2%.

«Такое всегда происходит в кризис. Долговой сегмент оказывается наиболее привлекательным из-за высоких дисконтов и дает хороших результат, — отметил Дмитрий Леонов. — Однако долго это продолжаться не может, потому что рост долгов свидетельствует о том, что в экономике в целом не все хорошо».

Деньги зависли у проблемщиков

Но помимо того, что не все хорошо в экономике в целом, у рынка совместных инвестиций есть отдельное «не все хорошо», обусловленное ситуацией в банковском секторе. По предварительным данным, в банках, отправленных на ликвидацию в прошлом году, зависло 438 млн. грн. активов (без учета Дельта Банка). Кроме того, в ценные бумаги этих финучреждений было вложено почти столько же средств. «Фонды, включая пенсионные, сейчас отнесены к 7 очереди кредиторов. А это значит «никто и никогда». То есть шансы получить средства ИСИ из ликвидируемого банка практически нулевые», — объяснил Дмитрий Леонов.

Особо остро в этом случае стоит проблема закрытости информации и проблемных банках, что не позволяет управляющей компании оперативно реагировать на изменения обстановки и переводить деньги вкладчиков из ненадежного финучреждения. «По открытым источникам, из которых могут получать информацию наши сотрудники, в банке все может быть хорошо еще вечером дня, предшествующего введению временной администрации, — заметил эксперт. — А потом нас же обвиняют в том, что управляющая компания кладет деньги «куда попало».

Причем прояснить ситуацию не помогает даже обязательное рейтингование банков — изменения в их рейтингах если и происходят, то не доводятся до ведома не только широкой общественности, но даже профучастников, которым она жизненно необходима. «Мы им говорим, мол, ребята, а как же хороший рейтинг банка, а они нам — мы его 15 минут назад отозвали, — поделился с «Вестями» директор одной из КУА. — А у нас требования закона — вкладывать только в банки с определенным рейтингом, мы иначе не можем».

«Поэтому мы не можем осуждать клиентов, которые забирают свои деньги из фондов до того, как их остатки умирают вместе с неплатежеспособными банками», — подытожил Дмитрий Леонов.

И Крым, и Донбасс

Не обошли своим влиянием рынок паевых инвестфондов ни аннексия Крыма, ни проведения АТО. Значительный ущерб нанесло повреждения, разрушения или полное уничтожение материальных активов и остановка оборота ценных бумаг эмитентов, расположенных на Донбассе. По состоянию на конец февраля 2014 г. в портфелях ИСИ и негосударственных пенсионных фондов (НПФ) были крымские активы на общую сумму почти 462 млн. грн. (в том числе 362 млн. грн. — в ценных бумагах).

Причем для отдельных фондов доля активов с регистрацией в АРК достигала 57%, от которых управляющие компания вынуждены были избавляться или значительно снижать их стоимость. Поэтому на конец ноября 2014 совокупный портфель ценных бумаг крымских эмитентов подешевел в два раза и составлял около 180 млн. грн. А объем активов, зарегистрированных (расположенных) в зоне АТО, в портфелях ИСИ и НПФ в целом уменьшился почти втрое (только в НПФ — на 20%) — до 56 млн. грн.

Ждут накопительную пенсию

Впрочем, есть и позитивные сдвиги. Как рассказала директор департамента совместного инвестирования и регулирования деятельности институциональных инвесторов Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Оксана Симоненко, несмотря на полную неготовность рынка к событиям начала прошлого года, большинству компаний удалось удержаться на плаву.

«Хотя был период, когда все сидели на чемоданах», — призналась она. Причем, по ее словам, те шесть компаний, которые сдали свои лицензии и ушли с рынка, не имели никакого отношения к Крыму или Донбассу, а большинство управляющих из этих регионов перенесли компании на подконтрольную Украине территорию и получили или временную регистрацию, или переехали насовсем. Всего регулятором было аннулирован 60 выпуск ценных бумаг и 71 ИСИ.

В то же время, в прошлом году появилось 13 специализированных фондов, переоформившихся согласно требованиям нового закона об ИСИ: 6 фондов акций, 5 фондов облигаций, один фонд денежного рынка и один индексный фонд, а также один совершенно новый — «Кинто-Голд». Кроме того. было зарегистрировано 27 новых фондов (25 паевых и два корпоративных)

По словам Дмитрия Леонова, фонды сейчас активно изучают возможность работы с производными ценными бумагами (они же деривативы) с учетом специфики нашего валютного регулирования, чтобы понимать, имеет ли смысл регистрировать такой фонд, если он потом не сможет работать. «Модель будет отработана и вычищена при помощи регулятора. И мы надеемся, что люди разглядят в таких инструментах альтернативу наличной валюте и возможность страховаться от девальвационного риска», — отметил он.

Кроме того, участники рынка все еще надеются, что в Украине будет рано или поздно запущен второй уровень пенсионной системы – обязательный накопительный. По их мнению, это стимулирует граждан заботиться о своей пенсии самостоятельно. «Мы не рассчитываем на эти деньги, потому что их все равно заберет государство — в госбанки или в ОВГЗ. Но мы надеемся, что получая выписки со своих пенсионных счетов, люди начнут реально задумываться о том, на что будут жить на пенсии», — объяснил председателя совета УАИБ.