Сегодняшнее понижение рейтинга Украины до преддефолтного уровня (с Caa3 до Ca) международным рейтинговым агентством Moody's и дефолтный прогноз для нашей страны его аналитиками — вынужденная мера. Из-за громких заявлений министра финансов Наталии Яресько о том, что мы рассчитываем на «стрижку» своих долгов, у агентства просто не было выбора — оно обязано было отразить в украинской оценке то, о чем открыто говорит наша чиновник, считают опрошенные «Вестями» финансисты.

«Министерство финансов публично подчеркивает, что в ходе реструктуризации долгов Украины потребуется списание части задолженности. На этом фоне у рейтинговых агентств не остается других вариантов, кроме как подтверждать практически гарантированную перспективу невыполнения долговых обязательств, то есть дефолта», — сказал нам главный экономист Альфа-Банка Украина Алексей Блинов.

По сути, первыми о гарантированном дефолте Украины заговорили даже не аналитики Moody's, а наша министр. «Реакция рейтингового агентства предсказуема. Так как в случае с Украиной реструктуризация, скорее всего, будет предусматривать стрижку основной суммы долга, что приведет к прямым потерям частных инвесторов в украинский суверенный долг. Такого рода реструктуризации приравниваются рейтинговыми агентствами к дефолту. Соответственно категория рейтинга понижена с Саа до Са, что означает высокую вероятность дефолта. До самого дефолта Украину отделяет лишь рейтинговая категория С, которая означает, что дефолт неизбежен», — отметил в разговоре с «Вестями» генеральный директор «Украинского кредитно-рейтингового агентства» (UCRA) Станислав Дубко.

Напомним, что ранее аналогичное снижение рейтинговой оценки по суверенному рейтингу Украины (c CCC до СС) произвело агентство Fitch. «Более того, практически неизбежно то, что 10 апреля аналогичное понижение по рейтингу (понижение категории с ССС до СС) произведет и агентство Standard&Poor’s. В момент объявления условий вынужденной реструктуризации с элементами потерь для инвесторов все три рейтинговых агентства поменяют рейтинг на D (дефолт) или SD (селективный дефолт)», — объяснил «Вестям» кухню рейтингования Дубко.

Как с Грецией и Кипром

Это могло бы произойти и раньше, если мы не продолжали вовремя расплачиваться с внешними кредиторами. «Более низкая оценка уже должна бы быть на уровне категории D, что означало бы дефолт должника. Но Украина пока ведет переговоры с кредиторами и параллельно продолжает выполнять все свои обязательства перед ними. Поэтому оценить страну ниже агентство Moody's еще не имело оснований», — рассказал «Вестям» старшего финансового аналитика группы ICU Тарас Котович.

Наша страна, в этом смысле, не создает никаких прецедентов. Пять лет назад Европа уже проходила этот сценарий, который лишь поначалу казался трагичным, но впоследствии позволил странам вернуть себе рейтинговую оценку В. «Наиболее похожими были действия по Греции и Кипру, когда рейтинги понижались до максимального низкого преддефолтного уровня. По Греции некоторые агентства даже фиксировали выборочный дефолт. Но после достижения соглашений рейтинги начинали постепенно повышаться», — заметил «Вестям» директор рейтингового агентства IBI-Rating Григорий Перерва. Правда, сейчас та же Греция опять оказалась на грани дефолта, но инвесторы (особенно держатели ее долговых ценных бумаг) очень надеются, что Афины снова смогут договориться с тройкой кредиторов и получить от нее финансовую поддержку.

Непростой процесс переговоров с кредиторами в ближайшее время ожидает и нашу страну. Чиновники надеются его завершить до конца апреля, но аналитики называют более прагматичные сроки — август-сентябрь. О чем наш Минфин надеется договориться уже приблизительно понятно: об отсрочках выплат на несколько лет и о списании части задолженности, при этом Украине непременно придется предложить инвесторам повышения процентной ставки по всем долгам.

Переговоры ведутся по нашим крупным долгам. Это выпуск еврооблигаций Украины на $500 млн (с погашением в сентябре 2015 г.), евробондов на 600 млн евро (октябрь этого года) и еврооблигаций — на $3 млрд. (декабрь 2015 г.). Последний известен еще как «российский кредит». «Также предметом переговоров будут еврооблигации города Киев в объеме $250 млн с погашением в ноябре 2015 года. Среди государственных предприятий стоит обратить внимание на еврооблигации Укрэксимбанка ($750 млн, погашение в апреле 2015 года), а также на массивную задолженность Укравтодора перед зарубежными банками», — уточнил «Вестям» Алексей Блинов.

Что это значит?

Ухудшение рейтинговых оценок для нашей страны до преддефолтного и дефолтного уровня значит только одно — еще большее закрытие Украины для иностранных инвесторов. Очень немногие стратегические инвесторы при таких рейтингах решаться вкладывать средства в страну, в которой, кроме всего прочего, ведутся военные действия.

Кроме того, те из иностранных кредиторов, кто ранее финансировал у нас проекты, снова попытаются быстро вернуть свои займы — при ухудшении оценки они имеют право, требовать с украинских компаний, досрочно вернуть вложения. Да и самим инвесторам на родине придется не сладко: после того как они укажут в своей отчетности, что стране, где у них остались инвестиционные или кредитные проекты, присвоен дефолтный или преддефолтный уровень, им придется сформировать еще большие резервы. То есть заморозить на счетах дополнительные деньги и не пользоваться ими. После такого западные инвесторы будут еще больше шарахаться от Украины.

В теории ухудшение рейтинговой оценки могло бы осложнить переговоры о реструктуризациях иностранных кредитов, которые сейчас ведут украинские корпорации. Но эксперты считают, что этого не произойдет.

«Ситуация с корпоративными облигациями аналогична той, которая возникла по долгам правительства Украины. Разница заключается в линии поведения собственников компаний-заемщиков. Как мы знаем, ДТЭК уже объявил о намерении реструктуризировать свои обязательства. Другие компании пока такой инициативы не проявляли — возможно, еще не приняли решение, что выгоднее: неблагоприятная кредитная история или сохранение ликвидности и получение возможных преференций в краткосрочной перспективе», — резюмировал «Вестям» Григорий Перерва.