Премьер-министр Арсений Яценюк сегодня отстранил руководство Государственной фискальной службы от исполнения обязанностей и принял решение о начале служебного расследования в отношении их деятельности.

«На время проведения служебного расследования правительство Украины отстраняет руководство ГФС», — сказал премьер и уточнил, что речь идет как о главе ведомства Игоре Билоусе, так и о его первом заместителе, курирующем налоговую милицию, Владимире Хоменко, и заместителе Анатолии Макаренко, отвечающему за таможню.

В то же время глава правительства отметил, что у руководства ГФС есть возможность доказать свою эффективность, в противном случае решения будут приняты по всей ее вертикали.

«Первые полгода (ГФС) начала работать, как ожидали украинцы после Майдана, вторые полгода — как всегда. Я мириться не буду», — сказал он.

По мнению экспертов, в этом решении очень велика политическая составляющая. «У работодателей накопилось очень много претензий именно к налоговой службе. Почему претензии бизнеса премьер услышал именно сейчас — вопрос риторический. Это явно политическое решение, так как до сих пор власти не реагировали на претензии бизнеса», — заявил «Вестям» директор департамента экономической политики Федерации работодателей Украины Сергей Саливон. По его словам, согласно данным ФРУ, объемы коррупции в налоговой части ГФС даже выросли, в то время как взяточничество на таможне пошло на убыль.

Представители бизнеса, со своей стороны, подтвердили «Вестям», что «вторые полгода — как всегда». По словам руководителя Европейской бизнес ассоциации Анны Деревянко, хотя отдельные компании отмечают, что к ним у налоговых органов стало меньше претензий, в целом за год мало что изменилось. «Вначале бизнес реагировал очень позитивно на встречи с налоговыми руководителями. Однако со временем стало ясно, что большая часть из того, что предлагалось, не превращается в конкретные изменения в работе налоговой службы и администрированию налогов. Это очень похоже на прежнее поведение налоговой», — подчеркнула она в разговоре с «Вестями».

Кроме того, отметила Деревянко, бизнес в последнее время начал жаловаться на какие-то нелепые рекомендации, которые позволяют увеличивать либо налоговые отчисления, либо штрафные санкции к легальному бизнесу. «В то же время стало очевидно, что планы по дополнительным налоговым сборам устанавливали не в налоговой, а на более высоком уровне. Лично я считаю, что это коллективная ответственность руководства ГФС, Минфина и Кабмина в целом», — подчеркнула эксперт.

Первый вице-президент УСПП Сергей Прохоров также считает, что тенденция к росту коррупции в налоговых органах существует. «Должен отметить, что глава ГФС многое пытался изменить, прислушивался к мнению бизнес-ассоциаций. Другое дело, что один человек просто не в состоянии поменять огромную государственную машину. Это похоже на строительство нового дома, который использует старую теплотрассу. В нем вряд ли будет тепло, так как старые коммуникации постоянно рвутся», — говорит представитель УСПП.

Теоретически, считают эксперты, бизнес мог бы воспользоваться неопределенностью с руководством налоговой службой, чтобы отсрочить выплаты сумм, которые, например, находятся в стадии оспаривания. Но, по мнению Сергея Саливона, они едва ли будут прибегать к таким ухищрениям: гораздо проще воспользоваться процедурой налогового компромисса и за 5% от суммы решить проблему. Кроме того, большая часть бизнеса будет слишком занята вопросами выживания, чтобы пользоваться временной неопределенностью в руководстве налоговых органов.