Отказ Нацбанка от ежедневного расчета индикативного курса с 5 февраля, отход от многокурсия и работа бизнеса по единому рыночному курсу — положительно повлияет на экономику Украины. В тоже время серьезный урон ей наносят резкие курсовые скачки на межбанке, считают опрошенные «Вестями» экономисты.

«При множественности курсов возникает коррупционная составляющая. Тот, кто имел доступ и к межбанку, и к неофициальному рынку, получал неоправданные преимущества, которых теперь фактически не стало. В тоже время резкие курсовые колебания в 2-4 грн на стоимости доллара, которые мы наблюдаем в последние дни — это шоки, которые бизнесу непросто переживать. Хотя я и поддерживаю мнение о то, что через несколько недель курс успокоится и может даже вернуться к отметкам в районе 20 грн./$», — сказал «Вестям» старший аналитик Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Александр Жолудь.

Никак, по мнению экспертов, резкое подорожание валюты на межбанке не отразится на госдолге Украины. Они уверяют, что пересчет $10 млрд., которые Украина должна в этом году заплатить внешним кредиторам в гривну, и увеличение цифры в статье расходов бюджета с 165 млрд. грн до 250 млрд. грн. — это лишь бумажная волокита. И она не скажется на практике реальных выплат. Поскольку ни Госказначейство (от имени правительства), ни Нацбанк не выходит с реальными покупками доллара на межбанк. Доллар для выплат иностранных кредиторам черпаются либо из золотовалютных резервов НБУ, либо из того, что наша страна одалживает в течение года у других кредиторов за рубежом.

«Есть лишь определенное влияние курса на показатели бюджета через цену газа, которая привязана к доллару. Дефицит НАК «Нафтогаз» в гривнах увеличится по сравнению с тем, что было запланировано в госбюджете. Но пока, в первом квартале, это не создает серьезных проблем», — говорит Александр Жолудь.

Выручку придерживают

Зато резкие изменения курса создали серьезные проблемы субъектам внешнеэкономической деятельности — экспортерам импортерам. В первую очередь, отсутствием возможности прогнозировать курс и планировать свою деятельность на вменяемый промежуток времени.

По словам первого вице-президента УСПП Сергея Прохорова, особенно недовольны иностранные компании, работающие в Украине, которые по нашему законодательству сначала должны продать большую часть (75%) валютной выручки, а уже покупать себе валюту для работы. Очевидно, они несут убытки, поскольку выручка не может покрыть курсовые разницы.

Кроме того, предприятия не могут нормально обслуживать свои валютные кредиты. «Мы предлагали НБУ разрешить экспортерам гасить хотя бы проценты по кредитам, а уже потом продавать государству валюту, но пока безрезультатно», — сказал «Вестям» Прохоров.

На внутреннем рынке нестабильность валюты приводит к тому, что компании-экспортеры очень «дозировано» продают товары и стараются долго не держать деньги на расчетном счете. «Мы не можем планировать свои темпы экспорта, не зная, как будет складываться курс валюты на внутреннем рынке», — сказал «Вестям» гендиректор агропредприятия СП «Нибулон» Алексей Вадатурский.

Причины понятны. «Представьте, что у вас на складе лежит готовая продукция, которую можно продать сейчас при курсе по 25 грн за доллар. Но будете ли вы это делать, если отдельные эксперты прогнозируют в марте доллар по 50 грн? Скорее всего, нет», — поясняет свою мысль Сергей Прохоров.

В свою очередь руководитель проектов Ассоциации экспортеров и импортеров Николай Ларин говорит, что экспортеры любой ценой стараются сохранить часть выручки, которая остается у них на счетах после обязательной продажи 75% валютных поступлений.

«Зачем продавать, например, 25 тыс. евро, если их можно держать на своем счету и через неделю заработать на подорожании валюты еще 25 тыс.?», — заметил он «Вестям».

Импортеры в зоне риска

Но если экспортеры хотя бы имеют источник поступления валюты, то импортерам в ситуации резкого изменения курса приходится сложнее всего. По информации Ассоциации экспортеров и импортеров, некоторые компании даже приостановили закупки товара, поскольку не могут спрогнозировать риски, когда курс гривни меняется на 3-4 за день. «Ни один экономист не сможет рассчитать такие риски. Можно заложить в цену товара риски в 20%, но никак не 80%. С таким же успехом можно не бизнесом заниматься, а играть в рулетку», — отметил в беседе с «Вестями» Николай Ларин.

Те компании, которые не заморозили деятельность, просто переписывают ценники по текущему курсу. Но если так можно безнаказанно поступать с предметами длительного пользования (например, утюги, холодильники и прочая бытовая техника или электроника), то с продуктами питания этот номер не проходит: они портятся. То есть импортер поставлен в очень жесткие условия: после завоза партии товара он должен как можно быстрее его продать и решить, что делать дальше. Можно купить новую партию того же сыра уже по новому курсу, но есть риск, что из-за подорожания, которое неминуемо произойдет, ее уже никто не купит. «Поэтому кто-то приостанавливает свою деятельность, а кто-то продолжает работать на свой страх и риск, закладывая возможное поднятие курса иностранной валюты в цену товара (примерно на 5-6 гривен в неделю)», — поясняет Николай Ларин.

К тому же, как отмечает Александр Жолудь, поскольку гривна ослабла, а доходы населения не выросли, объемы импорта в 2014 г. уже упали и тенденция наверняка продолжится

Привозят без посредников

Один из возможных вариантов выхода из сложившейся ситуации предложил Алексей Вадатурский: переход на прямые закупки необходимого импорта. «Для нас как аграрного предприятия очень чувствительна стоимость топлива, поэтому мы были вынуждены перейти на прямые контракты по завозу горюче-смазочных материалов из-за границы, чтобы не зависеть от того, как нефтетрейдеры формируют цену на горючее в Украине», — привел он пример.

Точно так же компания напрямую импортирует посевной материал и средства защиты растений. «Эту линию мы выдерживаем теперь четко, потому что импортеры закладывают риски колебания курса в цену товара, в том числе с учетом возможных задержек в расчетах. А мы целенаправленно снижаем свои издержки при импорте», — заявил «Вестям» гендиректор «Нибулона».