Украинская банковская система поставила по итогу 2014 г. новый антирекорд — показала убыток на уровне 52,996 млрд. грн, сообщили в НБУ. Там также уточнили, что «в минус» ушло всего 52 банка (в 2013 г. — лишь 20), то есть около трети из всех выживших в прошлом году: общее количество банковских учреждений в Украине за год сократилось со 180 до 158. До этого самым неудачным для наших финансистов считался 2010 г., когда система вышла на убыточность в 38,45 млрд. грн.

Крупнейший «минус» показал проблемный VAB Банк — 10,1 млрд. грн., что было прогнозируемо: с ноября в финучреждении работает временная администрация. Второе же и третье место по этому показателю неожиданно заняли два госбанка: Укрэксимбанка закончил год с убытком 9,8 млрд. грн., а Ощадбанк — 8,6 млрд. грн. «Обоим финучреждениям пришлось идти не просто на реструктуризации кредитов, а на полноценные списания, то есть прощать крупные кредиты. Не коммерческому сектору, конечно, а госпредприятиям — такая уж у них участь, нужно поддерживать политические решения. Впрочем, правительство их тоже не забудет, и серьезно увеличит капиталы, которыми будут покрыты эти убытки. Конечно, это эмиссионный путь, но по-другому текущих проблем не решить. Коммерческим банкам тяжелее, ведь им придется закрывать военные убытки и потери от кризиса самостоятельно», — прокомментировал «Вестям» ситуацию на правах анонимности член правления Нацбанка.

Оценивая свои потери, финансисты на первое место ставят именно военный ущерб. «Это и убытки, связанные с аннексией Крыма, потеря значимой доли бизнеса и закрытие отделений на Донбассе, незаконные захваты отделений и банковского имущества в зоне АТО», — сказала «Вестям» первый заместитель главы правления UniCredit Bank Тамара Савощенко.

Не менее важную роль в росте убыточности сыграла тотальная переоценка банками кредитных портфелей по мере девальвации гривни, а также подорожание депозитов (банки повышали проценты населению, чтобы остановить стремительный отток его вкладов) на фоне активного роста невозвратов по кредитам. Только официальная доля проблемных займов, по статистике НБУ, в общем портфеле системы выросла с 7% до 13,5%, а неофициальная, по экспертным оценкам, увеличилась с 40-45% до 65-70%.

Самые безнадежные кредиты, финансисты уже списали, а по остальным все еще надеются что-то вернуть. Потому вынуждены постоянно формировать резервы (то есть замораживать на счете от 20% до 100% их суммы): за год размер обязательных резервов банков вырос со 131,3 млрд. грн. до 204,9 млрд. грн., и продолжит увеличиваться. Что очень сильно бьет по их финансовому результату. «Например, наш банк завершил год с операционной прибылью в размере 939 млн грн. Тем не менее, формирование резервов под активные операции в сумме 1 808 млн грн привело к убытку за 2014 год в размере 870 млн грн.», — привел «Вестям» пример председатель правления УкрСиббанка BNP Paribas Group Филипп Жоанье.

Заработали на населении

Зарабатывать финансистам удавалось лишь на рассчетно-кассовом обслуживании. Правда, активно взвинчивать расценки на выпуск карточек для населения, выдачу с них наличных, за выписки по счетам и другим кассовым операциям банки начали лишь с декабря, потому еще не успели много наработать.

Сколько-нибудь прибыль получали лишь те, кто сконцентрировался на финансировании людей. «По отдельным сегментам прибыль выросла, например, в потребительском кредитовании и по торговым операциям, но этого явно недостаточно, чтобы перекрыть убыточные сегменты», — заверил «Вести» заместитель председателя правления по финансовым вопросам банка «Ренессанс Кредит» Олег Стрынжа.

Также поправить свои дела удавалось банкам, которые хорошо работали в судах, и активно взыскивали имущество с проблемных заемщиков и выгодно его продавали. Хотя в целом в корпоративном сегменте смогли выстоять в основном те, кто проповедовал консервативную политику, финансируя самые надежные компании с ликвидным обеспечением.

Тройка наиболее прибыльных банков, согласно статистике НБУ, выглядит следующим образом: Ситибанк с заработком в 1,4 млрд. грн., Приватбанк — 749 млн. грн. и ВТБ банк — 642,8 млн. грн.

Увольнения и сокращения

Чтобы поправить дела и улучшить финансовые показатели, банки развернули тотальную программу экономии. Стали активно закрывать убыточные или даже малоприбыльные отделения и сокращать свои кадры. По разным оценкам, без работы в 2014 г. осталось порядка 30-35% украинских банкиров. Тем же, кого оставили «у станка» заметно сократили оклады: минимум на 10%, максимум — до 30%.

Эту же политику финансисты намерены проповедовать и дальше. Правда, собираются при этом активно продвигать в массы удаленные услуги, — для которых не требуется филиальных сетей: интернет-банкинги, а также сервисы, позволяющие совершать платежи с мобильных телефонов (мобильный банкинг). «Банки будут делать акцент на оптимизации расходов, в том числе за счет развития дистанционных каналов, оптимизации сети, повышения эффективности бизнес-процессов», — спрогнозировал «Вестям» член правления Фидобанка Роман Шевцив.

Спасать нужно всех

Акционеры в прошлом году не спешили спасать свои финучреждения, то есть это делали лишь немногие. Общий капитал банковской системы за прошлый год не просто не вырос, он даже сократился: со 192,6 млрд. грн. до 148 млрд. грн. Это говорит о том, что Нацбанк после проверок выявил, что капиталы ряда банков были «накачаны» искусственно, и заставили подопечных почистить их от неликвидного имущества.

Впрочем, в этом году владельцам банков от капитализации уже не отвертеться, придется поддержать свои «детища» копейкой. «Из-за того, что мы завершили убытком, возникла необходимость увеличения капитала. Будем вести работу по трем направлениям. Во-первых, это анонсированное увеличение капитала за счет допэмиссии акций. Второе — это переоформление на новый срок субординированного кредита с тем, чтобы можно было по максимуму учитывать его в регулятивном капитале (речь идет о субдолге на $65 млн., предоставленном ЕБРР под гарантию материнского банка). В-третьих, материнский банк купит у нас портфель «плохих» кредитов, состоящий из нескольких займов крупным корпоративным клиентам. Во всех трех случаях мы пользуемся поддержкой материнского банка. Выполнение этих трех мероприятий по капитализации позволит нам в кратчайшие сроки довести показатель норматива адекватности до 13-14%», — сообщил «Вестям» председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач.

Увеличить капитал в этом году придется практически всем банкам. Поскольку все в данный момент пересчитывают валютную часть балансов по новому официальному курсу: с 5 по 9 февраля он вырос почти на 40% — до 24,96 грн./$. И все сталкиваются с одной и той же проблемой: имеющихся капиталов не достаточно для покрытия ранее выданных кредитов (из-за повышения курса доллара сильно вырос размер валютного портфеля, который учитывается в отчетности в гривне). В Нацбанке дали на решение проблемы с нарушением нормативов 11 месяцев, и пообещали финансистам временные поблажки. Но получат их лишь те, чьи акционеры клятвенно пообещают влить в свои структуры деньги до конца 2015 г.

НБУ наверняка настоит на подписании с каждым банков персонального договора о капитализации, с указанием четких сроков о внесении владельцами денег в уставные капиталы банков. И будет четко их контролировать. Можно не сомневаться, что идя на уступки, регулятор выдвинет и свои условия. Это могут быть ограничения по совершению тех или иных операций, в том числе и валютных, как ожидают финансисты. Например, банку позволят продавать свою валюту (не клиентскую) не выше официального курса НБУ.

На уровне Африки

Финансисты уверены, что спасти свои структуры в этом году смогут далеко не все акционеры. По самым оптимистическим прогнозам, временные администрации до конца 2015 г. введут еще в 20-25 банков, причем самых разных — от мала до велика. Согласно пессимистическим — вообще в 45-50.

«На мой взгляд, скорее всего, продолжатся текущие тенденции: мелкие банки обанкротятся, а некоторые из крупных национализируются. Наличие крупных банков, которые не выплачивают депозиты, — это огромная проблема для всего рынка, растет недоверие к банковской системе. Вообще я не верю, в то, что банк, который перестал платить, можно вернуть к нормальной жизни без радикальных перемен. Такие финучреждения нужно либо ликвидировать, либо национализировать, возможно, с последующим присоединением к какому-либо из госбанков», — сказал нам Тамаш Хак-Ковач.

К владельцам украинским банков сейчас предъявляют те же требования, что и к европейским пять лет назад: либо срочно находите деньги и спасаете ими свои структуры, либо ставьте их на ликвидацию. Вот только финансисты ЕС в тот момент не несли колоссальных военных и курсовых убытков. Глобально у них было две головных боли: это рост невозвратов по кредитам и отток депозитов. И решали их куда более сильные, чем наши, финансово-промышленные группы. «Банковский сектор в Украине не совсем соответствует статусу развивающейся страны, он скорее недоразвит и находится на средневзвешенном уровне африканских стран. В Украине пока не разработано законодательство, которое бы в равной мере обеспечивало защиту и гарантировало права заемщиков и банков, не подвергая риску всю экономику», — констатировал Филипп Жоанье.

Что дальше

Банкиры не скрывают, что этот год будет очень сложным для банковского сектора. «В 2015 году не стоит ожидать экономического роста и повышения реальных доходов населения, а значит, и возможности кредитования будут весьма ограниченными. Это означает, что основной задачей для банковской системы является выживание в этой непростой ситуации. Безусловно, возрастет потребность в формировании резервов под проблемные активы, в том числе и потери, понесенные в зоне АТО», — заверила «Вести» первый заместитель главы правления UniCredit Тамара Савощенко.

Более оптимистично настроены те, кто рассчитывает на скорейшее окончание военных действий на Донбассе. «В случае устойчивого решения конфликта, процесс восстановления в банковском секторе на фоне адекватных реформ и внешнего финансирования может быть очень быстрым», — сказал «Вестям» Олег Стрынжа.

В условия глобального экономического кризиса финансисты вряд ли рискнут выделять крупное финансирование большим корпорациям. Те немногочисленные кредиторы, что рискнут возобновить финансирование заемщиков, будут делать ставку либо на дорогостоящие кредиты населению (ставки по ним достигают 120% годовых и покрывают потенциальные невозвраты), либо на небольшой бизнес. «Мы, например, продолжим активно развивать работу со средним и малым бизнесом, который остается приоритетным для нас (учитывая, что 45% всех доходов розничного бизнеса сейчас приходится именно на СМБ). Это однозначно будущий драйвер экономики Украины», — подытожил Филипп Жоанье.