Банкиры, уничтожающие гривневые банкноты в зоне АТО, могут применять для повреждения денег не только специальные химические вещества, но и ряд подручных средств. В своем письме №11-219/5826 (имеется в распоряжении «Вестей») Нацбанк разъяснил подопечным, как действовать, и дал список средств, которым финансистам позволяется метить гривну, не вывезенную из зоны боевых действий. Ее позволяется обливать штемпельной краской (штемпельная синяя, штемпельная краска Colour-7011, штемпельная краска синего цвета Trodat, штемпельная краска красного цвета), йодом, зеленкой, морилкой, раствором фукорцина (имеет яркий малиновый цвет), моторным и даже растительным маслом. Одновременно центробанк потребовал от финучреждений тщательнее проверять принимаемые от людей банкноты (чтобы помеченные деньги на «всплывали» на остальной территории Украины), и так отладить работу банкоматов и платежных терминалов, чтобы они отсеивали подозрительные купюры.

НБУ еще в конце июля 2014 г. постановлением №435 обязал банковские отделения уничтожать гривневые банкноты, если на момент захватов их населенных пунктов боевиками в Донецкой и Луганской области, они не имеют возможности их вывезти. А теперь вот такими письмами разъясняет и уточняет его положения.

«Хорошо, конечно, что регулятор разрешил повреждать банкноты всем, что под руку попадется, ведь не у всех восточных отделений в нужном количестве есть спецрастворы. Но боюсь, что из-за этого возникнут дополнительные проблемы, ведь не всегда у кассиров есть возможность уничтожать купюры по инструкции — 50% площади. Очень часто в середине пачек остается лишь немного загрязненная гривна. И здесь могут возникать новые проблемы. Если раньше все было понятно: если экспертиза подтверждала, что пятно на банкноте — это спецхимикат, используемый для метки денег, то ее изымали без каких-либо компенсаций, а если пятно оказывалось бытового происхождения, то человеку просто меняли купюру на нормальную. Когда же банкиры начнут поливать деньги растительным маслом, то часть банкнот будет повреждаться частично, то есть всегда можно будет заявить, что это домашние брызги, а не метка из АТО. В зоне риска может оказаться очень много грязных банкнот, их еще с меньшей охотой будут принимать торговцы, и только под экспертизу станут принимать банки», — прокомментировал «Вестям» ситуацию казначей одного из банков.

Финансисты говорят, что жирные и зеленые пятна на деньгах — распространенное явление, потому на всякий случай, советуют людям не брать на сдачу в магазинах загрязненные банкноты. Ведь, если в НБУ решат, что их вывезли из банковского отделения на Донбассе, то ничего не компенсируют человеку после изъятия купюры. «Советую реже пользоваться крупными номиналами купюр, и снимать в банкоматах столько денег, сколько реально нужно на покупку, чтобы получать поменьше сдачи. И вообще стараться чаще расплачиваться картами, а наличностью лишь в тех местах, где нельзя заплатить картой — например, на рынках. Особенно бдительными нужно быть, если речь идет о крупных покупках, таких, например, как квартиры и машины. Лучше обратиться с покупателем в ближайшее отделение банка и там проверить все банкноты (услуга стоит до 1% суммы), чем потерять потом все деньги», — подчеркнул в беседе с «Вестями» советник председателя правления Евробанка Василий Невмержицкий.

Тем более, что подозрительных купюр становится все больше. Неофициально финансисты признают, что далеко не всегда в их отделениях на Донбассе успевали до захвата уничтожить все деньги. Боевики успевают захватить как непомеченную гривну, так и уже поврежденную.

«По имеющейся в Национальном банке Украины информации, есть случаи краж поврежденных банкнот гривен в подразделениях банков, которым предоставлялись распорядительные документы НБУ на повреждения наличности, в регионах, не контролируются украинскими властями», — говорится в письме Нацбанка №11-219/5826.

В нем не уточняются объемы поврежденной наличности, похищенной боевиками. Хотя банкиры в неофициальных беседах допускают, что они могут быть значительными. При этом ссылаются в основном на сложную военную ситуацию в регионе, и на то, что речь там идет не столько о сохранности наличности в отделениях, сколько о жизнях людей. Кассиры банков на Донбассе оказались меж двух огней: с одной стороны киевское руководство настаивает на уничтожении денег, поскольку хочет получить соответствующую компенсацию в безналичном виде на счета (со стороны НБУ после составления актов об уничтожении), а другой — работники банков рискуют стать жертвами расправы со стороны боевиков. Те грабят хранилища на захваченных территориях, и могут расправиться с любым, кто помещает им украсть побольше.