При переводе Украины с привычной программы stand-by на новую — расширенного кредитования EFF (Extended Fund Facility), МВФ не сильно расширит перечень требований к Украине, однако максимально детализирует и углубит ранее выдвигаемые условия. Такого мнения придерживаются экономисты.

Ключевым, по мнению исполнительного директора Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation) Олега Устенко, останется снижение фискального дефицита (превышение запланированных госрасходов над доходами бюджета), чтобы вывести госфинансы на устойчивый уровень. Сейчас МВФ обсуждает с Украиной этот показатель на уровне 8% ВВП.

Прошлый год наша страна закончила с дефицитом государственных финансов на уровне 12% ВВП, что является слишком опасным значением. «Напомню, что Греция «упала» при показателе дефицита в 13% ВВП. Украина находится в нестабильной зоне и это активно обсуждается с МВФ», — поясняет Устенко.

По его словам, в краткосрочной перспективе сократить дефицит бюджета за счет увеличения доходов практически невозможно. Потому остается только один путь — резать расходы. И хорошо, если удастся обойтись сокращением трат на госаппарат или иные незащищенные статьи бюджета.

Госзакупки и «Нафтогаз»

Проблема сокращения расходов государства связана с еще одним важным требованием кредиторов — усилением борьбы с коррупцией. По мнению Олега Устенко, есть два главных направления в госфинансах, где можно добиться экономии госсредств за счет искоренения коррупционных схем. Это сфера госзакупок и финансирование НАК «Нафтогаз».

Эксперты считают, что в области госзакупок нужно сменить приоритеты. Главной целью

должна стать экономия бюджетных средств (читай — денег налогоплательщиков) при покупке необходимых стране товаров или услуг, а не поддержка за счет госзаказов отечественного производителя. А это означает допуск к торгам максимально широкого круга участников, в том числе иностранных, чтобы за счет высокой конкуренции добиться минимальной цены.

Уже иностранная пресса стала писать о коррупции в наших госзакупках. Это сигнал правительству обратить внимание на данную сферу.

То же касается и НАК «Нафтогаз», который, по словам управляющего партнера компании «Capital Times» Эрика Наймана, «торпедировал» золотовалютные резервы НБУ. Деньги пошли на погашение евробондов и других долгов компании, а также на закупку газа. «У нас формула цены, по которой закупается газ, избыточно коррумпирована. Цены на газ должны были упасть вдвое, вслед за ценой нефти, но на деле это сокращение оказалось меньше», — заметил он.

Олег Устенко сказал о том, позиция МВФ очень четкая: перестать дотировать «Нафтогаз» и начать дотировать население: «лучше финансировать 95% украинских семей, чем эту госкомпанию».

Эксперты сходятся во мнении, что сократить расходы государства и пресечь коррупцию может помочь максимальная открытость информации о госсекторе. Например, все расходы госкомпаний должны быть обнародованы. «И тогда коррупционерам придется резко повысить уровень своей финансовой грамотности, чтобы продолжать свое дело», — считает Эрик Найман.

По мнению Устенко, прозрачность процесса государственных трат поможет сократить лишний госаппарат. Чиновники сами уйдут, если потеряют возможность разворовывать госсредства. Тогда можно сократить аппарат и на 80%.

Банки должны спасать владельцы

Третье важное условие — гибкий обменный курс, переход к которому должен быть осуществлен тем быстрее, чем меньше резервы Нацбанка. «Сейчас они находятся на критически низком уровне, перекрывая только один месяц и еще неделю потребностей в импорте, – говорит Олег Устенко. — Поэтому я думаю, что сейчас это должно быть сделано чуть ли не моментально, чтобы убрать множественность обменных курсов в стране».

Четвертое условие — немедленное проведение реформ. «Потому что сам МВФ очень боится обвинений (видимо, со стороны стран-доноров фонда, — Авт.) в финансировании страны, которая так и не вышла из кризиса и не может вернуть кредиты», — говорит Олег Устенко.

Среди других требований по быстрым реформам значится дерегуляция про принципу «гильотины», то есть отмена всех недружественных бизнесу нормативных актов, а также проведение судебной реформы (требование кредиторов и инвесторов), потому что без соблюдения законности, в том числе при защите частной собственности, невозможно добиться улучшения бизнес-климата.

Принципиальное требование — жесткие требования в отношении рекапитализации украинских банков. «МВФ очень четко говорит о необходимости давления на собственников банков, чтобы те тратили собственные средства на поддержание ликвидности финучреждения, а не тратить на это деньги налогоплательщиков. Речь идет о суммах порядка 5% ВВП», — уточнил Устенко.

Сколько нам надо

По данным фонда Блейзера, в 2015 г. потребности Украины во внешнем финансировании в нынешнем году составят около $26 млрд. Из них $10 млрд понадобится на погашение внешних государственных долгов. Компании должны вернуть еще порядка $12 млрд (из $100 млрд). «Это наше базовое предположение, но сумма выплат по долгам частного сектора в 2015 году может быть и больше», — уточнили там. Кроме того, придется тратить средства на покрытие торгового дефицита в размере $4 млрд.

«У нас не так много времени. В первом квартале 2015 года Украина должна вернуть $1,5 млрд по суверенным долгам. В апреле — еще $1,5 млрд. Всего $3 млрд. по обязательным внешним платежам», — говорит Олег Устенко.

К этому может прибавиться долг по российскому займу в объеме $3 млрд. Выплаты по нему должны состояться в декабре 2015 года, но есть условие, позволяющее России требовать уплаты долга досрочно: превышение госдолга Украины отметки в 60% ВВП. Как известно, эта линия была пересечена в конце прошлого года (68% ВВП), поэтому, как только Госстат обнародует официальные данные, РФ будет иметь формальный повод требовать погашения долга. «Вероятность этого очень высока, поэтому деньги надо найти в течение нескольких недель. В МВФ это понимают и, как нам известно, из официальных заявлений, так и частных источников в Фонде, деньги будут выделены достаточно быстро», — заверил Устенко.

У кого наскребем

Если МВФ выделит деньги, то за ним подтянутся и другие доноры. В частности, уже достигнута договоренность о получении Киевом кредитных гарантий от Германии на сумму в 500 млн евро. Еще 1,8 млрд евро в форме среднесрочных кредитов намерена выделить Еврокомиссия. Власти США также готовы предоставить Украине кредитные гарантии в размере $1 млрд, расширив тем самым общий объем помощи до $2 млрд. Еще $500 млн можно будет получить от правительства Польши и Минфина Японии. В Фонде Блейзера прогнозируют, что Украина также сможет привлечь $2-3 млрд. «живыми деньгами» от других международных институций — Европейского инвестбанка, Всемирного банка, Европейского банк реконструкции и развития.

То есть общий объем дополнительной помощи может оказаться в пределах $6-8 млрд.

«Учитывая потребности Украины на этот год в размере $25 млрд, в идеале нам нужно еще найти около $19 млрд», — заключил Олег Устенко.

Эксперт поясняет, что действующая программа МВФ давала бы возможность «докачать» порядка $10-12 млрд. Но драма в том, что для достижения желаемой цифры в $19 млрд все равно было бы нужно найти еще $6-8 млрд.

Если недостающих денег в размере $6-8 млрд мы не найдем, то возможны два сценария.

Первый: закрытие программы МВФ stand by и открытие программы с большим объемом финансирования. О чем сейчас, видимо и пытается договориться наше правительство. Речь идет об объеме $18 млрд на 2015 год. Второй: корректировка существующей программы stand by в сторону увеличения, минимум на $6 млрд. Это, по мнению Олега Устенко, более вероятно, потому что требует меньшего количества бюрократических согласований с Вашингтоном.

Пессимистический сценарий

Если же договориться с международными кредиторами не удастся, то Украина неизбежно столкнется с угрозой дефолта. В этом случае страна будет полностью отрезана от внешних заимствований. Олег Устенко предупреждает, что в такой ситуации золотовалютные резервы иссякнут очень быстро. Тогда НБУ не сможет ни поддержать курс гривни в случае необходимости, ни профинансировать покупку газа.

К тому же у нас большой дефицит госбюджета (2014 г. — 12%, на 2015 обсуждается с МВФ около 8%). Но без внешних кредитов страна не сможет перекрыть любой дефицит и будет вынуждена жить по средствам.

Единственный выход — печатать гривну и раскручивать инфляцию. Население от этого пострадает гораздо больше, чем от выполнения самых жестких условий. Ведь инфляция может достичь любых отметок и в 50% и в 100%.

В свою очередь Эрик Найман прогнозирует, что долговая ситуация наиболее остро будет стоять весной (большие выплаты по госдолгу) и осенью (начало отопительного сезона). Наша задача выиграть время и получить внешнее финансирование. Но взамен от нас потребуют повышения цен на газ для населения.

Если не договоримся — реструктуризация. «Дефолт может и лучше, чем повышение цен на газ в пять раз. Ведь кто будет платить — кредиторы», — говорит Найман. По его словам, кредиторы с большим удовольствием дадут еще денег, чем допустят, чтобы Украина пошла на дефолт. Чтобы не потерять деньги.

Более вероятным, чем дефолт по государственным долгам, эксперт считает дефолт по долгам частного сектора. «Надо разделять госдолг и частный долг. Без шансов на реструктуризацию придется погашать долги РФ (3 млрд) и наверное 2-3 млрд по евробондам. При этом сумма помощи перекрывает эту величину. Пик выплат был в прошлом году. Частный долг — это частные отношения кредиторов и заемщиков (например, агрохолдинг «Мрия»). Почти все частные компании Украины будут вынуждены пойти на реструктуризацию своих долгов по еврооблигациям. Самый большой вопрос будет по Укрэксимбанку. Это квазигосбанк и его квазигосдолг. Эти дефолты, даже если произойдут, не приведут к дефолту страны, хотя будут негативно восприняты», — говорит Найман.