В Украине начали действовать нормы закона о налоговом компромиссе. Согласно вступившим в силу изменениям Налогового кодекса, теперь предприятия, которые раньше минимизировали свои налоговые обязательства, могут добровольно «сдаться» фискальным органам и уплатить только 5% от сокрытых сумм налога на прибыль и НДС.

Суть новации состоит том, что предприятия, а также их должностные лица, которые занизили обязательства по налогу на прибыль и/или по НДС за период до 1 апреля 2014 года, могут быть освобождены от финансовой административной и уголовной ответственности, если добровольно в течение 90 календарных дней с момента вступления в силу закона (то есть до 17 апреля 2015 года) уточнят недоплаченные налоговые обязательства и заплатят 5% от этой суммы. Остальные 95% им просто спишут.

Напомним, идея налоговой амнистии возникла весной, когда налоговые органы развернули активную борьбу с конвертационными центрами и налоговыми «ямами» (фиктивное предприятие, которое реальной деятельности не ведет, а только выдает «левые» документы, помогая налогоплательщикам формировать завышенные затраты и право на возмещение НДС). По словам главы фискальной службы Игоря Билоуса, предприятия, которые хотели работать честно, но в силу разных причин были вынуждены пользоваться схемами по уходу от налогов, стали обращаться с просьбами решить проблему. Они хотели начать работу с «чистого листа» и не беспокоиться, что в любой момент к ним придут с проверкой и накажут за былые прегрешения.

«Этот законопроект возник в ответ на запрос бизнеса, который хочет перевернуть страницу и начать работать прозрачно. Налоговый компромисс — это не обязательство, а право бизнеса. Учитывая подписание Соглашения об ассоциации с ЕС и те возможности, которые оно открывает для украинского бизнеса, я убежден, что этим инструментом воспользуется много компаний», — цитирует пресс-служба слова главы ГФС Игоря Билоуса.

Обелиться до конца весны

Как поясняют в ГФС, в течение указанного периода (до 17 апреля) плательщики могут сами подать уточняющий расчет налоговых обязательств за любые налоговые периоды до 1 апреля 2014 г. с указанием суммы завышения. На решение о том, готова или нет Налоговая принять это предложение, закон отводит фискалам 10 дней. Если решение положительное, в течение еще 10 дней предприятие должно уплатить положенные 5%.

«Если предприятие чувствует за собой «грешки», которые могут однажды вылезти боком, оно может самостоятельно написать заявление в фискальные органы о желании применить налоговый компромисс», — сказал «Вестям» руководитель АК «Юринком» адвокат Игорь Балабан.

Правда, налоговики могут провести документальную внеплановую проверку, если цифры, которые укажет предприятие, покажутся им неубедительными. Тогда на весь сыр-бор с проверкой, уточнением суммы и ее последующей уплатой, согласно закону, отводится еще два месяца (60 дней). То есть даже для тех, кто подал свои предложения в последний разрешенный законом день, все процедуры по достижению налогового компромисса должны быть завершены не позже 25 июня текущего года. Так что во второе полугодие бизнес должен войти уже с чистой совестью.

Хотя возможен вариант, когда компания подала уточняющий расчет, в котором указала сумму занижения налога, например, 20 тыс. грн. И, соответственно, должна оплатить 1000 грн (5%). А после налоговой проверки фискалы доначислили налогов на 1 млн грн, увеличив, соответственно, сумму «штрафа» до 50 тыс. грн. «Предприятие может согласиться и заплатить, а может оспорить результаты проверки в суде, но тогда потеряет право на налоговый компромисс», — заметил Балабан.

Кстати, налоговым компромиссом могут воспользоваться предприятия, которым фискалы еще до 17 января доначислили налог на прибыль или НДС (за период до 1 апреля 2014 года), а эти налоговые обязательства предприятия оспаривают. То есть если предприятие видит, что проще заплатить, чем судится, оно может написать в Налоговую заявление о намерении достичь налогового компромисса. День подачи такого заявления является днем согласования суммы оспариваемых обязательств. Соответственно, заканчивается и процедура обжалования.

Важно, что при проверке клиентов компании, заявившей о недоуплате налогов, ГФС не имеет права ссылаться на уточняющий расчет как на доказательство занижения налогов у контрагентов. Соответственно, у последних не должно быть никаких проблем.

Игорь Балабан уточнил, что пока никаких разъяснений насчет налогового компромисса фискальная служба не издавала, но в законе этот механизм описан предельно ясно. «Конечно, как говорится «практика рождает вопросы», но пока все понятно», — заверил адвокат.

Возможности «кнута» неочевидны

По мнению юристов, принятые изменения — однозначно позитивная новация, применение которой может оказаться значительно выгоднее длительных разбирательств в суде. «По своему опыту могу сказать, что 90% судебных разбирательств с налоговыми органами касается так называемых «налоговых ям». Чтобы выиграть такой процесс, аргументы должны быть «железными», а защита — очень грамотной. В последние годы судебная практика складывалась однозначно не в пользу налогоплательщиков», — сказал «Вестям» руководитель АК «Юринком».

К тому же, по словам эксперта, на судебный процесс придется потратить очень много времени, сил и денег. Поэтому он рекомендует использовать налоговый компромисс. «Чего греха таить, многие предприятия используют в своей деятельности схемы по «обналичке». Поэтому возможность откупиться за 5% от проблем в будущем я считаю выгодной. Это очень лояльные условия», — заверил Игорь Балабан.

Но, по мнению руководителя налоговой практики консалтинговой компании International Tax Associates B.V. Рустама Вахитова, в конечном счете, определяющим фактором будет способность государства выявлять налоговые схемы. «Если плательщики будут понимать, что скрываться бесполезно, то тогда желающих пойти на налоговый компромисс будет гораздо больше. Государство может продемонстрировать это, устроив пару-тройку показательных судебных процессов касательно минимизаторов. Сущность «пряника» в виде налогового компромисса для плательщиков понятна. Зато возможности применения кнута остаются неясными», — сказал он «Вестям».