Верховная Рада сделала первый шаг к установлению диктатуры в Украине. По крайней мере, именно так трактуют принятый во вторник законопроект о санкциях многие эксперты. По идее, этот документ должен был дать возможность ввести санкции против России. Но в том виде, в котором его предложило правительство, он может быть применен и к любому украинцу или к любому украинскому предприятию или организации.

Санкции предполагается накладывать за действия, несущие потенциальную угрозу национальным интересам Украины, ее экономической самостоятельности, интересам общества и государства, за создание препятствий для устойчивого экономического развития или полноценного осуществления гражданами Украины их прав и свобод. Решать, кто несет потенциальную угрозу интересам общества или препятствует устойчивому экономическому развитию, будет СНБО, а утверждать его решения — президент. Глава государства на пару с СНБО получит право без суда вводить 29 видов санкций. В частности, блокировать активы и счета, останавливать работу предприятий и организаций, запрещать СМИ всех видов, партии и общественные организации, запрещать перевод денег из-за рубежа и за рубеж.

Закон уже вызвал недовольство в ОБСЕ. Его представитель по свободе СМИ Дуня Мьятович в своем письме спикеру Александру Турчинову призвала депутатов не принимать закон в нынешнем виде: «Я призываю членов Верховной Рады отказаться от положений закона, которые представляют опасность для свободы СМИ и плюрализма и идут против обязательств ОБСЕ по свободе выражения и свободы СМИ».

По мнению Мьятович, этот закон является явным нарушением международных стандартов. Она добавила, что понимает озабоченность Украины в связи с нынешним конфликтом, «но это не должно оправдывать непропорциональное ограничение свободы выражения мнений и свободы средств массовой информации».

Как сообщил нам источник в евроструктурах, в Брюссель также поступили критические замечания от украинских и международных общественных организаций, и не исключено официальное заявление от Евросоюза.

Подробнее о законе Санкции от Яценюка назвали экономической диктатурой

За закон о санкциях не голосовали фракция Партии регионов, группа «За мир и стабильность» и бывшие коммунисты. «Это диктаторский закон, — объясняет нардеп-регионал Елена Бондаренко. — Даже в сравнении с законами, принятыми 16 января и потом отмененными, закон о санкциях гораздо более опасен для страны в целом. Без решения суда, по воле президента, формирующего и возглавляющего СНБО, можно закрыть любое СМИ, блокировать деятельность любого предприятия, а любого гражданина объявить сепаратистом. Под благородным названием делается законом то, что лишает нас основных гражданских прав и свобод. Этот закон создает прекрасную почву для сведения счетов и рейдерских захватов».

Впрочем, и без регионалов с коммунистами голосов за закон в первом чтении хватило с запасом — 243. И уже принято решение, что второе чтение пройдет завтра.

«Вести» обратились к представителям фракций, голосовавших за закон, чтобы выяснить их позицию по окончательному голосованию за закон.

Сергей Соболев («Батькивщина», за — 76):

«Формально это наш вариант законопроекта, так что мы его поддержали и планируем поддерживать. Он не вводит возможность санкций для россиян или украинцев, он вводит ее для всех, кто поддерживает терроризм. Что касается размытых формулировок, определяющих то, за что могут вводиться санкции, юристы в среду должны это исправить. Кроме того, мы, безусловно, прислушаемся к рекомендациям ОБСЕ относительно угроз для свободы СМИ».

Николай Княжицкий («Батькивщина», мнение опубликовано в ФБ): «Законопроект о санкциях необходим перед лицом агрессии. Но предлагаемый вариант явно сырой. Он может ограничить права обычных граждан Украины. Мы его приняли в первом чтении, но потом мы должны сделать все необходимые изменения, чтобы его не смогли использовать для строительства диктатуры».

Павел Розенко (УДАР, за — 38):

«Мы понимаем необходимость такого шага со стороны Украины. Да, от таких санкций мы сами понесем потери, но если мы призываем весь мир к санкциям против России, то не можем поступить иначе. Потому в первом чтении закон мы поддержали. Но у нас много вопросов по нему — это и санкции к украинским предприятиям, и возможность закрытия СМИ и общественных организаций. Наконец, мы считаем, что СНБО — не тот орган, который должен решать вопрос введения санкций. В среду наши депутаты планируют серьезно поработать над текстом, и, думаю, в четверг ко второму чтению это будет совсем другой документ».

Юрий Сиротюк («Свобода», за — 35):

«Это рамочный законопроект, не вводящий сами санкции. Мы его считаем нормальным, хотя хотели бы внести наказание за уклонение от санкций. Но, самое главное, нужны сами санкции, нужно запретить любую торговлю и вообще любые связи со страной-агрессором. Не может быть никаких компромиссов: Москва должна быть разрушена, как Карфаген».

Олесь Доний («Суверенная европейская Украина», за — 28):

«Мы убеждены, что агрессор должен быть наказан. Но в окончательный вариант законопроекта, безусловно, нужно внести замечания, которые сделаны общественными организациями и международными структурами, в частности, по вопросу свободы слова. Нужно и уточнение того, за что могут налагаться санкции. Это должно быть наказание за сепаратистские действия или их поддержку. Кроме того, нельзя ограничиваться санкциями, которые внесены в закон. Исполнительная власть должна использовать те возможности, которые у нее уже есть. В частности, СБУ не должна ждать законов, чтобы объявить персонами нон грата всех, кто поддержал российскую агрессию».

Владимир Пилипенко («Экономическое развитие», за — 28):

«Голосование в первом чтении — не более, чем декларация того, что сам институт санкций необходим. В самом же тексте нужно менять очень многое. Нужно почистить виды санкций, нужно решить, кто будет налагать санкции. К примеру, по закону для закрытия партий мало решения СНБО — нужно судебное решение. Нужно установить четкий список того, за что могут налагаться санкции. Нужен подсчет того, по кому больше ударят санкции — по России или по Украине. Нужно учесть замечания ОБСЕ относительно свободы слова. В общем, здесь много работы, и инициаторы закона должны пойти на компромисс. Иначе голосов они не получат».