Оксана Продан председатель Всеукраинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса "Фортеця" прокомментировала изменения, которые произошли в работе налоговых и таможенных органов со времен Майдана.

В неофициальных беседах бизнес сообщает о том, что в работе налоговой ничего не изменилось, но и не критикует налоговиков, пишет «Украинская правда». Данный факт подтвердила и Оксана Продан. При этом, политик рассказала, что «дешевле» договориться с налоговой не стало.

"Я тоже слышала, что "дешевле" не стало, но они вообще не жалуются. Вроде как работают все в нормальном юридическом поле. Хотя даже когда мы обсуждали проект о налоговом компромиссе, то говорили вот о чем. С одной стороны, всех загоняли в схемы, без которых бизнес не мог работать. С другой стороны, налогообложение зарплат настолько высокое, что надо было выводить деньги и "налом" выплачивать. Клименко вроде как ушел, и вместе с ним - первый фактор, а другой все равно никуда не делся. Система налогообложения не изменилась, вообще ничего пока не изменилось. Тем не менее, никто не жалуется абсолютно", - рассказала она.

При этом Оксана Продан сообщила, что на налоговую милицию ей поступали жалобы от десяти крупных бизнесменов.

"Маски-шоу", говорят, криминальные дела. Для меня лично это звоночки. Как только поменялась власть, их сразу начали проверять и находить, потому что не найти это невозможно. Для меня это довод в пользу того, что нужен налоговый компромисс. Если налоговая милиция продолжит в том же духе, то абсолютно все предприятия, которые имели более-менее нормальные обороты, будут закрыты", - уточнила Продан.

По словам политика, налоговики заходят в офисы не зависимо от желания предпринимателей, минуя процедуру. Это привело к тому, что ситуация сейчас даже хуже, чем при Клименко.

Продан отметила, что сегодня украинский бизнес не готов говорить о проблемах.

«Бизнес готов выходить только в двух случаях, как мне кажется. Первый - когда у него уже ничего нет, и ему нечего терять. Второй - когда он под угрозой того, что потеряет гораздо больше, чем может отдать непублично. Причем так даже маленький бизнес делает. Самый мелкий предприниматель до последнего дает взятки, пока может. Как только коррупционный налог увеличивается более чем экономическая составляющая, он начинает искать выходы, что с этим делать», - отметила она.

Ранее Арсений Яценюк сообщил, что промышленное производство упало, Донбасс не доплатил сотни миллионов гривен налогов, а при этом доходная часть бюджета увеличилась. Он это объяснял тем, что по схемам Курченко пошли официальные платежи.

"Импорт (нефтепродуктов, Сергей Курченко ввозил их без уплаты налогов. - ЭП). Все эти схемы пошли в бюджет, это один плюс. Второй плюс - поступления от импорта в таможню. Они даже в долларовом эквиваленте выросли на 13%, а в гривневом благодаря инфляции - вообще на 54%, по-моему. Это большие суммы. Повышение произошло не из-за увеличения уплаты налогов в производстве. Закрыли там, где точечно спрятали, и теперь оно пошло на бюджет", - сообщила Продан.

Также политик отметила, что из-за безвластия пропала информация о деятельности налоговой и таможни.

Продан также согласна с мнением, что новое правительство создало налоговую и таможню, а затем - Государственную фискальную службу для того, чтобы массово отсеять старые кадры.

"С другой стороны, было решение парламента по поводу разделения Миндоходов, которое инициировал Кабмин, и мы его поддержали. Однако мы говорили, что даже если разделять, то нельзя разделять базу. Нужно оставить общую базу, которую тяжелыми усилиями и большими деньгами объединили. Она показывает всю цепочку прохождения товаров и услуг. Когда они начали разделение, то поняли, что это нелегко. Специалистов, готовых работать на теперешнюю власть так, как надо, наверное, не нашли. У меня это единственный аргумент, потому что позиция Кабмина была однозначной - разделять. Поэтому, мне кажется, придумали такой механизм, когда легитимизировали работу объединенной службы, но не разделяли доходы".

Также Продан прокомментировала приостановку создания Службы финансовых расследований.

"Хоменко был на общественных слушаниях, которые Совет предпринимателей провел при Кабмине. Проект вынесли на Кабмин, и премьер спросил, было ли обсуждение. Не было. "Вот проведите обсуждение, Совет предпринимателей - организуйте, Хоменко - примите участие, а потом выносите нам обратно". Пришел Хоменко, сам рассказывал, как это важно. Татьяна Ефименко (экс-замминистра финансов) от Академии тоже рассказывала, как это важно, но с комментариями, как улучшить проект. Из депутатов была только я как депутат и представитель предпринимательского объединения. Море бизнеса собралось в клубе Кабмина. Все они сказали: вы знаете, это действительно здорово, но посмотрите, что вы хотите на самом деле. Разработчики проекта (налоговая милиция) увеличивают полномочия для себя относительно тех, что есть у налоговой милиции. Кроме того, они в одном органе объединяют и политику, и контроль. То есть что захотим, то и будем писать. Более того, они себе даже дают право нормотворческой инициативы".

При этом Оксана Продан отметила, что невозможно дать налоговикам команду "не проверяйте их", ведь у многих есть нарушения, и они очевидны, потому что их делали, не стесняясь. 

Однако есть группа статей, которые закрываются налоговым компромиссом, а есть группа статей, которые налоговый компромисс не снимает. Тогда налоговики могут производить выемку документов, опираясь уже на другие аргументы, среди которых «нарушение ведения документов».

При этом сегодня налоговая милиция даже проверяет финансовые операции предприятий на предмет финансирования сепаратизма.

"Когда на рабочей группе обсуждали налоговый компромисс, то в первом чтении наперекор всем регламентам проголосовали принять проект за основу с условием внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс. Чтобы защитить бизнес от тех, которые заявятся, чтобы других вопросов не было", - прокомментировала Продан.

По словам политика, в Минфине ждут 10 млрд грн от проекта "налогового компромисса".