Министерство экономического развития и торговли, как одно из ведомств, отвечающих за наработку изменений в налоговое законодательство, наконец-то сообщило о готовности предоставить основные направления реформирования системы. Совместно с экспертами оно разработало Концепцию реформирования налоговой системы (имеется в распоряжении «Вестей») и до конца текущей недели планирует согласовать документ с министерствами.

Отметим, что данную Концепцию МЭРТ должен был подать на рассмотрение правительства еще до 18 апреля. Напомним, что над фискальной реформой сейчас работают еще и в Министерстве финансов, также свое видение есть и в Миндоходов и сборов. Всего создано около 20 рабочих групп и, каким образом, будет происходить согласование изменений в Налоговый кодекс, пока ответить никто не может. Но, как рассказал «Вестям» источник в Кабмине, Минфин больше сконцентрирован на законодательных инициативах, которые можно будет внести уже до конца года, а Минэкономразвития — на глобальных подходах. «Поэтому процесс подготовки Концепции и затянулся, так как документ сложный, глобальный и бизнес должен был подготовить свое видение реформы», — отметил он.

Несмотря на срыв сроков подачи документа, он остался достаточно неконкретным. Концепция состоит из четырех основных блоков. В пятом лишь указывается, что финансирование мероприятий по реализации Концепции будет осуществляться из госбюджета. В Минэкономразвития в который раз признают, что несоответствие бюджетной и налоговой политики реалиям экономики (в первую очередь, речь идет об увеличении административного давления на плательщиков), привело в 2013 г. к росту теневого сектора до 34% от ВВП. Нынешнюю систему характеризует «фискальная нагрузка на плательщиков в 40%, сложность администрирования и значительное количество отчетных документов, завышенные плановые показатели поступлений в бюджет, что приводит к переплатам бизнеса, а также проблемами с возмещением из бюджета сумм».

Четыре приема

Минэкономразвития предлагает решить эти проблемы четырьмя способами. Во-первых, построить партнерские взаимоотношения налоговых органов с плательщиками. Для этого в Налоговом кодексе необходимо предусмотреть все виды ответственности не только для налогоплательщиков, но и для контролирующих органов. Чиновников хотят наказывать за безосновательное непринятие деклараций, несвоевременное возмещение НДС (эта норма уже была в Кодексе, однако так и не заработала), не предоставление налоговых консультаций. Партнерство также предусматривает сокращение условий обязательных проверок, обеспечение права плательщика на выбор способа проведения аудита.

Второй способ решения проблем заключается в необходимости гармонизации бухгалтерского и налогового учетов. Третий — упрощение самой налоговой системы. Речь о пресловутом сокращении количества налогов. И примером здесь, по мнению МЭРТ, могут быть страны, где численность налогов не превышает 10: Германия, Нидерланды — по 9, Испания, Португалия — по 8, Китай, Франция и Россия — по 7, Норвегия, Швеция — по 4

Пересмотра требует и механизм предоставления налоговых льгот: преференции должны получать предприятия исключительно в рамках приоритетов государственной социально-экономической политики. Все остальные — нет. Кроме того, местные бюджеты все-таки смогут расширить свои доходы за счет части общегосударственных налогов и сборов. Разработать и принять новую редакцию Налогового кодекса необходимо до 2016 года. Напомним, ранее премьер-министр Арсений Яценюк говорил о том, что уже до конца 2014 г. изменения должны быть наработаны, в следующем — приняты, а еще через год —заработать.

НДС

Более интересными в рамках реформирования системы выглядят экспертные наработки и предложения по конкретным налогам. «Вести» выяснили, какие именно предложения и документы бизнес сейчас лоббирует во власти, и проанализировали их со специалистами.

Одним из основных проблемных налогов экспертная и бизнес среда считает НДС. Он сложен в администрировании, коррумпирован, позволяет уклоняться от его уплаты с помощью «налоговых моек», фиктивного налогового кредита при экспорте. Поэтому в рамках реанимационного пакета реформ предлагается введение дифференцированной ставки НДС.

При расчетах между плательщиками НДС ставка должна составить 7%, а при реализации неплательщикам — 17%. В данном случае поступления в бюджет с учетом возмещенного НДС увеличиться на треть — до 150 млрд грн, а в перспективе и до 180 млрд грн. Суммы, заявляемые к возмещению, сократятся втрое, розничные цена — на 2,5%, а оборотные средства предприятий-производителей увеличатся более, чем на 12%.

Глава правления Совета национальных бухгалтеров и аудиторов Елена Макеева поддерживает введение дифференцированной ставки, но только не в зависимости от того проходят ли расчеты с плательщиком НДС или нет. И предлагает применять пониженный ее размер — 7% — на товары первой необходимости: продукты питания, лекарства. Для остальных ставка должна быть выше — 19-20%.

По словам главы комиссии по вопросам экономической политики Украинского союза промышленников и предпринимателей Юлии Дроговоз, разные ставки вряд ли приведут к снижению цен. «Я, например, как компания, плачу не только с добавленной стоимости, а и со стоимости товара. Что я должна сделать с поставщиком, чтобы он снизил мне цену? — недоумевает она. — Кроме того, постоянно нужно будет смотреть, кто плательщик НДС, кто — нет. Это искусственно ограничит работу с малым и средним бизнесом на едином налоге. Так уже было, когда запрещали на расходы относить затраты, понесенные на приобретение товаров, работ и услуг у «единщиков». С ними просто перестали сотрудничать».

Кроме того, исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации Анна Деревянко уверена, что предложенный вариант только усложнит администрирование. Среди предложенных МЭРТ инициатив — отмена НДС и замена его налогом с продаж или с оборота, а также возобновление НДС-счетов, которые работали в 2003 г. Хотя Елена Макеева отмечает, что НДС-счета, как показывает практика, контроль не усиливают, но зато увеличивают стоимость администрирования. К тому же такой механизм еще и противоречит директиве ЕС, где указано, что налог начисляется по методу первого события, а это — кассовый метод. «Я также против налога с оборота. Есть европейская модель и она предусматривает наличие НДС», — подчеркнула Макеева.

Налог на прибыль

Собираются реформировать и налог на прибыль. Его ставку предлагают снизить до 10% (с нынешних 18%), объектом налогообложения может стать распределенная прибыль, например, дивиденды. Нераспределенную прибыль хотят налогом не облагать. Однако при этом может быть введен налог на основной капитал в размере 1% от первичной стоимости основных средств.

Елена Макеева считает, что это европейская практика и реализация такого подхода в Украине была бы возможна, но какой эффект для бюджета будет получен в результате, пока не ясно. Поэтому она уверена, что пересматривать и сокращать ставку не нужно, так как в Украине общий уровень налоговой нагрузки к ВВП находится на среднем уровне —около 30%. Для сравнения: в скандинавских странах — 40-45%. «Хоть 1% поставь никто платить не будет, поэтому все это пуста трата времени. Менять ничего не нужно, а обеспечить прозрачность проведения проверок, когда первая и вторая сторона придерживаются норм законодательства. А не так, что налоговики пришли проверять и на «белое» говорят «черное». Поэтому должна быть еще и усилена ответственность налоговиков за умышленное искажение актов проверок», — уверена Макеева.

Анна Деревянко также уверена, что ставки у нас и так достаточно либеральные, но в то же время, например, ограничена возможность по включению в валовые расходы затрат. «В США вообще все можно включать», — заметила она.

«Вряд ли Минфин и налоговики согласятся на обложение бухгалтерской прибыли — без учета налоговых разниц. А дивиденды — это перераспределение прибыли по бухучету. Тем более, что дивиденды массово не выплачиваются, так как количество убыточных предприятий растет», — добавила Юлия Дроговоз.

Фонд оплаты труда

Неоднократно также в правительстве говорили о необходимости снижения нагрузки на фонд оплаты труда (ФОП). Поднимают этот вопрос и теперь. Эксперты, например, предложили снижение ставки единого соцвзноса вдвое — до 18%, но только для тех предприятий, где ФОП в два раза больше.

«Почему не для всех, а опять выборочно? — удивляется Анна Деревянко. — Опять какие-то критерии, как с автоматическим возмещением НДС».

Елена Макеева хоть и поддерживает снижение единого соцвзноса, но напоминает, что эффекта первые полгода не будет. За снижением ставки, по ее мнению, должно последовать ужесточение финансовых санкций за неуплату.

Упрощенка

Что делать с упрощенной системой налогообложения, пока не решено. Но эксперты признают участие «единоналожников» в схемах, кроме 1 группы плательщиков (всего их 6).

На первом этапе, рассказывает Юлия Дроговоз, предлагали вообще отказаться от системы, заменив ее, например, льготным кредитованием малого и среднего бизнеса. «Но позже пришли к выводу не трогать ее», — резюмирует она.