В то время, как правительство рассматривает варианты легализации теневых доходов, Украинский союз промышленников и предпринимателей (УСПП) разработал свою версию законопроекта о налоговой амнистии. Один из его соавторов (вице-президент союза Сергей Лисковский) сообщил нам, что документ на прошлой неделе уже был передан на рассмотрение Кабмина. «Вести» проанализировали законопроект.

Предложенные бизнесом нормы предусматривают легализацию доходов субъектов хозяйствования, что, по замыслу авторов документа, должно создать условия для возвращения средств и имущественных ценностей, ранее вывезенных с территории Украины. Сама суть налоговой амнистии заключается в том, чтобы освободить от финансовой, административной и уголовной ответственности налогоплательщиков (или их должностных лиц) за не декларирование, уклонение от уплаты или несвоевременное возвращение валютной выручки за любые налоговые периоды до 1 января 2014 г.

Амнистия, как говориться в документе, одноразовое мероприятие «на платной основе». Декларирование участниками налоговой амнистии — субъектами предпринимательской деятельности (юридическими и физическими лицами) осуществляется в течение 180 дней, следующих за днем вступления в силу закона.

Задекларированные доходы или объекты собственности принимаются в качестве налоговой базы для начисления налогов в будущем. Во время амнистии 90% самостоятельно показанных сумм не облагаются, а 10% считаются согласованными и подлежат уплате. При этом в законопроекте конкретных предложений по ставкам нет. С их размерами, по словам Сергея Лисковского, должен определиться Кабмин. Среди обсуждаемых вариантов — от 10 до 25%.

Кроме того, под амнистию не будут попадать налоговые долги. Также норма не распространяется на субъектов, в отношении которых были начаты уголовные дела по фактам уклонения от уплаты налогов, доведения до банкротства, фиктивного предпринимательства. По словам первого вице-президента УСПП Сергея Прохорова, речь идет о легализации исключительно теневых доходов.

От амнистии до компромисса

В Министерстве доходов и сборов «Вестям» рассказали, что хотят вывести из тени и узаконить «отмываемый» сегодня налог на прибыль предприятий и НДС. За три последние года, по оценкам чиновников, «в тень» было выведено порядка 100 млрд грн, которые сейчас надеются обложить по ставке в 15%. «Мы изучали мировой опыт по этой части, и пришли к главному выводу: важны не столько моментальные поступления в госбюджет от фактической детенизации (хотя это весомый фактор), сколько дальнейшая перспектива регулярной уплаты налогов субъектами хозяйствования, которые перестанут уклоняться от налогообложения», — сказал «Вестям» источник в министерстве.

Тем не менее, по какому именно из сценариев, власти начнут налоговую амнистию пока до конца не ясно. Чиновники уверяют, что законопроект УСПП — не единственный, и будут рассматриваться и другие предложения. «Вариантов у нас много, не спешите. Все зависит от того, на каком из них остановится правительство. Вот тогда можно будет обсуждать конкретные механизмы, ставки и расчеты дополнительных бюджетных доходов», — отметил в беседе с «Вестями» советник министра финансов Денис Фудашкин. И добавил, что сейчас речь идет даже не столько о налоговой амнистии, сколько о налоговом компромиссе. «Не путайте с амнистией. Под компромиссом подразумевается то, что субъект сам приходит и говорит, что на такой-то объем раздул налоговый кредит и снизил обязательства. Но в тюрьму он не хочет, поэтому готов заплатить налоги. Это касается и существующих заявок на возмещение НДС. Если предприятие снимет заявку, доплатит налоги, то снимается и вопрос его ответственности», — уточнил Фудашкин.

Все «за» и «против»

О том, что правительство будет рассматривать разные варианты, скорее всего, знают и в УСПП. К слову, там признают, что их документ еще «сырой» и требует доработки. Глава комиссии по вопросам экономической политики УСПП Юлия Дроговоз, в частности, считает, что для юридических и физических лиц должны быть прописаны четкие критерии декларирования — одинаковыми они быть не могут. «То есть сначала декларируются высоколиквидные активы, движимое, недвижимое имущество. Например, если кто-то продает квартиру, то к нему должно быть меньше вопросов (или не быть вообще), чем к тому, кто продает особняк», — поясняет госпожа Дроговоз. Кроме того, ставка не должна быть выше 10%, так как пропадает стимул для легализации. Также у нее вызывает вопросы норма об уже заведенных уголовных делах: «По одним предприятиям, на которые еще нет уголовных дел, амнистия распространяется, а по тем, где есть — не прощаем. А как понять, какое предприятие попало под статью об уклонении исключительно по ошибке бухгалтера, а какое пользовалось «ямой»?»

Пожелания к документу есть и у других экспертов. Директор центра «CASE-Украина» Дмитрий Боярчук уверен, например, что важным фактором при принятии решений должна стать публичная дискуссия и использование мирового опыта. «Если поставить низкие ставки, то общество не поймет: ведь отмывая деньги, люди обогащались. Поставить высокие — не захотят легализовывать», — подчеркнул он. В тоже время эксперт отметил, что оба варианта (налоговой амнистии и компромисса) в Украине реализовать возможно. Правда, сейчас не лучшее для этого время. «Пока нет уверенности и определенности. Больше будут рисковать те, что решит показать реальные доходы, чем те, кто этого не сделает, — пояснил Боярчук. — Легально работать, конечно, интересней, но в условиях, когда все меняется, лучше подождать. Чтобы амнистия была введена в действие, нужна политическая стабильность».

Согласился с ним и директор департамента Института бюджета и социально-экономических исследований Артем Рудык, который подчеркнул, что сейчас приоритетом правительства должно стать системное изменение Налогового кодекса. «Нужно определиться: либо адекватное налоговое законодательство простимулирует привлечение инвестиций в Украину, либо станет механизмом для дальнейшего «доения» бизнеса», — заметил он.

Экономист же Национального института стратегических исследований Алексей Молдован напомнил, что процесс введения норм о налоговой амнистии будет непростым с точки зрения процедурных моментов. Поскольку потребует консультаций с мировой финансовой разведкой — FATF. Ведь налоговая амнистия может способствовать легализации денег, полученных преступным путем.