Правительство ищет возможности для оптимизации бюджетных расходов и инструментов борьбы с теневым сектором. На заседании правительства премьер-министр Арсений Яценюк поручил экономическому блоку Кабинета министров вновь вернуться к возможности выпуска НДС-облигаций. По его словам бизнес должен получить инструмент для пополнения своих оборотных средств и других механизмов, кроме как государственные бумаги быть не должно. По данным министра финансов Александра Шлапака, объемы активного долга государства перед бизнесом по НДС составляют 16,7 млрд грн, еще 14 млрд грн — находится в проверках и судах. Предположительный объем эмиссии НДС-ОВГЗ, по оценкам первого замминистра доходов и сборов Игоря Билоуса, может составить 15-16 млрд грн.

Условия выпуска сейчас активно обсуждаются с Нацбанком. «У них одно видение, у меня — другое. Главное, чтобы этот инструмент был выгоден для бизнеса. Выпуск бумаг в 2004 году был хорошим, в 2010 — нет», — отметил Билоус. Напомним, что сроки обращения госбумаг в указанные годы составлял 5 лет, ставка реальной доходности в 2004 г. доходила до 20%, а в 2010 г — до 14-16% (номинальная — 5,5%). Четыре года назад собирались выпустить НДС-облигации на 20 млрд грн, но предприятия взяли в счет погашения долга лишь на 16,2 млрд грн. Кроме того, правительство Николая Азарова пыталось решить проблему задолженности с помощью казначейских векселей, однако к такому инструменту бизнес не проявил никакого интереса. «ОВГЗ, конечно, лучше, чем векселя. Все суммы могут быть признаны госдолгом», — заметил в разговоре с «Вестями» директор Центра CASE-Украина Дмитрий Боярчук. Даже в самые непростые для экономики времена, Минфин всегда находил средства и вовремя рассчитывался с держателями гособлигаций. Цена просрочки здесь — дефолт, до которого боятся довести.

По словам исполнительного директора Европейской бизнес-ассоциации Анны Деревянко, НДС-облигации потенциально могут быть интересны компаниям, так как это шанс получить деньги. Но бумаги должны быть инструментом, но не обязательством для предприятий, считает она. «И первый, и второй выпуск ОВГЗ были позитивными. По поводу второго были слухи, что их не погашали, но мы перепроверяли и это оказывалось неправдой, — добавил Дмитрий Боярчук. — Поэтому в условиях, когда никто ничего не гарантирует, лучше продать ОВГЗ с дисконтом и получить деньги». Дисконт, по мнению Деревянко, не должен превысить 10% номинала (несмотря на то, что в 2010 г. его размер достигал и 40%).

Впрочем, финансисты не советуют чиновникам торопиться с выпусками облигаций. Они уверены, что в условиях военно-политической нестабильности в стране, предприятия не захотят получить пакеты НДС-облигаций, и спроса на гособлигации не будет. Специалист отдела продаж долговых ценных бумаг ИК Dragon Capital Сергей Фурса советует провести эмиссию ОВГЗ к концу лета-началу осени. «Через пару месяцев будет другая картина: гривна стабилизируется, заработает программа с МВФ», — аргументировал он. Реальная доходность облигаций внутреннего госзайма, по его оценкам, может достигать 14-16% годовых. Ожидается, что, как и в 2010 г. активность к скупке бумаг, скорее всего, будут проявлять нерезиденты, в частности, фонды по управлению активами.

Марка станет электронной

Кроме погашения долгов по НДС, премьер-министр поручил Игорю Билоусу отработать возможность перехода с бумажной акцизной марки на электронную. На нее должны перейти все подакцизные товары. Напомним, что ранее при министре доходов и сборов Александре Клименко обсуждался вопрос внедрения электронного варианта марки только на табачную отрасль. Замминистра доходов и сборов Владимир Хоменко подтверждает, что марка уже потеряла функции контроля, а ее производство стало бизнесом. «Каждый год государство тратит на ее производство 1 млрд. грн. И на 70-80% эта цена «надута»», — рассказывает он.

Производители соглашаются с чиновниками. Директор отдела корпоративных вопросов JTI Украина Александр Когут, например, уверен, что бумажные акцизные марки перестали быть эффективной мерой борьбы с нелегальной торговлей и эффективным способом подтверждения уплаты акцизного налога. «Это устаревшая, громоздкая и неоправданно дорогая технология. Марки можно подделать, независимо от количества нанесенных защитных элементов. Они могут быть утеряны или украдены, и использованы в незаконных целях. Бумажные акцизные марки фактически не несут информации ни для представителей сферы торговли, ни для конечного потребителя, поскольку поддельные марки часто изготовлены настолько качественно, что визуально отличить их от настоящих очень сложно», — сказал он «Вестям».

Технология Codentify, которая и была представлена табачной отраслью для прошлого руководства министерства в конце 2013 г., является, по мнению участников рынка, альтернативой бумажной акцизной марки, позволяет контролировать объемы производства табачной продукции и полноту начисления и выплаты акцизного налога. А также дает возможность контролирующим органам, представителю сферы торговли или курильщику проверять подлинность продукции. Технология позволяет следить за перемещением табачной продукции по цепи поставок от производителя к оптовому дистрибутору и к розничной торговле.

На уровне блока сигарет Codenitfy используется в 52 странах мира. На уровне пачки сигарет технология вскоре будет внедрена в Швейцарии, Франции и Великобритании. «Крупнейшие производители табачной продукции в Украине частично внедрили технологию Codentify на своих предприятиях и протестировали ее. На сегодняшний день мы готовы обсуждать вопрос о полноценном ее использовании», — добавляет Александр Когут.

В то же время производители алкоголя считают эту идею абсурдной, которая помимо того, что достаточно дорогостоящая, так еще и не даст ожидаемого эффекта. «Нужны деньги на внедрение системы, покупку оборудования, его тестирование, усовершенствование. Нам это не нужно, хотя нам не нравится бумажная марка и ее цена», — сказал нам один из участников алкогольного рынка.

Тем более, что, по информации «Вестей», и Минфин не считает электронную марку инструментом борьбы с теневым рынком, который уже составляет 40%. Отрасль ждет усиления контроля над оборотом спирта внутри страны, в частности, за счет приватизации госконцерна «Укрспирт» и демонополизации рынка. Кроме того, просят усилить контроль на границе. Большая часть контрабандного спирта идет в Украину из Приднестровья.

Финрасследования подчинят Минфину

А расследовать все экономические преступления, по мнению Арсения Яценюка, должна одна структура — Служба финансовых расследований. Соответствующие же полномочия, имеющиеся сейчас у МВД и СБУ, должны быть сокращены. Премьер-министр поручил Владимир Хоменко разработать концепцию формирования службы и необходимые для этого законодательные изменения. Идея создания такого ведомства обсуждается еще с 2000-х годов. Последняя инициатива принадлежала правительству господина Азарова, которое предложил организовать службу с максимально широкими полномочиями. То есть тогда речь шла о создании нового подконтрольного президенту силового ведомства с безграничными правами: от беспрепятственного входа на любое предприятие, изъятия документов и ареста счетов до контроля над общественным порядком с возможностью применения оружия. Сейчас речь идет о службе, которая будет подчинена Минфину.

«Если будет предложено в том репрессивном виде, то не нужен еще один орган. —говорит руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский. — Концепция должна обсуждаться с экспертами, мы должны опираться на лучший мировой опыт. В Великобритании, США есть такие структуры, но к своей успешности, культуре плательщика налогов они шли столетиями».

Анна Деревянко опасается, что в украинских реалиях деятельность нового силового органа может быть использована для репрессий. «Если же ведомство будет устрашающим только для преступников, а не угрозой для законопослушных предприятий, тогда нормально», — считает она. Однако, по ее мнению, не на этом сейчас необходимо делать акцент, а на создании стимулов для честного ведения бизнеса, чтобы выгодно было платить налоги, а не использовать теневые схемы. «А потом уже подвести черту, как сделали в Грузии, и сказать, что если не хотите работать честно, то будут наказания. То есть от либеральных методов и упрощения для всего бизнеса до более жесткого контроля для нарушителей», — резюмировала Деревянко.