Скачки обменного курса на валютном рынке Украины не на шутку обеспокоило рядовых украинцев. Некоторые эксперты считают "валютные качели" первым звоночком грядущего осеннего обвала гривни и нового витка кризиса.

В самом НБУ высокую волатильность национальной валюты пояснили ситуативной реакцией на фоне обострения внешнеполитической ситуации, сообщает UBR .

Обострение ситуации в Донбассе и Крыму нервирует валютный рынок, но гораздо большее беспокойство вызывает проволочка с очередным траншем МВФ. Официального решения Фонда по этому вопросу все еще нет, и это беспокоит инвесторов.

Пока макропоказатели находятся на хорошем уровне, несмотря на сильную волатильность курса гривни. Объем золотовалютных резервов страны составляет около $14 млрд, чего достаточно для 3,5 месяцев покрытия нашего импорта.

"Показатель выше 3 месяцев считается относительно нормальным. Это значит, что гривна не находится под серьезным девальвационным давлением", – поясняет исполнительный директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко.

Однако уже осенью Украина должна заплатить $600 млн по реструктуризированным европейским бондам. Есть и другие долги государства, которые надо обслуживать, например, перед ЕС. Кроме того, перед началом отопительного сезона необходимо активно закачивать газ в подземные хранилища.

Общую сумму валютных трат на эту осень Олег Устенко оценивает в $3 млрд. И это без учета торгового дефицита, который также надо покрывать.

В результате ЗВР могут быстро сократиться до $11 млрд без внешней "подпитки", которую может обеспечить только МВФ.

Выйти на внешние рынки капитала, как раньше, когда прекращалось сотрудничество с Фондом из-за невыполнения условий кредитования, Украина не сможет, так как процент за использование ресурса будет превышать 10% годовых.

"Даже бизнес вести сложно, одалживая под такой процент, не то что управлять страной", – считает эксперт.

Дополнительно ситуацию может осложнить иррациональное поведение финансовых рынков: обеспокоенные ухудшением ситуации иностранные кредиторы, одолжившие украинскому бизнесу порядка $100 млрд, попытаются вернуть деньги как можно скорее. По оценке Международного фонда Блейзера, речь может идти об $1-3 млрд дополнительных валютных трат. В итоге в резервах страны останется уже только $8 млрд, что меньше 2 месяцев покрытия импорта.

Резкое сокращение резервов оказывает давление на курс, а девальвация гривни начнет раскручивать инфляцию. Это в свою очередь спровоцирует сокращение реальных доходов населения и рост социального напряжения.

Тем не менее, эксперты признают, что нынешней осенью инфляция будет выше, чем летом.

"Мы прогнозируем небольшое ослабление гривни осенью в связи сезонными факторами. Прежде всего, речь идет о начале отопительного сезона и сокращении в северном полушарии спроса на металл (одна из традиционных статей поступления валюты от украинского экспорта). Ведь строительство (один из основных потребителей черного металла) ведется преимущественно летом", – поясняет Александр Жолудь.

В результате, на закупку энергоносителей придется тратить больше валюты, а ее приток несколько снизится. Осенью также в связи с сезонными факторами будет наблюдаться определенное ускорение инфляции. Однако резкого скачка инфляции в МЦПИ не ожидают. Там считают, что цель НБУ в 12% (плюс-минус 3%) по итогам 2016 года – вполне достижима.

В Международном фонде Блейзера прогнозируют инфляцию 15% и выше.

"Украинская потребительская корзина на 20% состоит из импорта. И для разных слоев населения эти 15% могут оказаться значительно выше. Учитывая, что половина трат украинцев приходится на продтовары, для самых бедных слоев населения рост цен может в реальности достичь 70-80%", – считает Олег Устенко.

Впрочем, здесь многое будет зависеть от внешних рынков. После увеличения стоимости нефти на 20% (с $40 до $50 за баррель) начнут расти цены и на другие сырьевые товары (примерно на 10%).

"Украина – малая открытая экономика. Поэтому мы полностью зависимы от мировых цен на наши экспортные товары", – говорит ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования НАНУ Елена Слезко.

Соответственно, аграрии готовятся заработать и на внешних рынках (за счет повышения цен), и на внутренних продажах (ведь цены подтянутся к экспортным).

Кроме того, в себестоимости всех товаров от 5% до 10% составляет транспортная составляющая. Поэтому, например, при негативном сценарии девальвации на 20% (с 25 грн./$ до 30 грн./$) это приведет к росту цен по всем группам на 2%. Либо продавцам придется поступиться своей маржой.

С такой трактовкой событий согласны не все. Александр Жолудь, например, считает, что хоть для разных групп населения инфляция будет ощущаться по-разному, но отличия будут несущественны. Потому что бедные украинцы потребляют не так много импортных товаров. Например, расходы на бензин могут быть у автовладельцев, то есть, людей не бедных по нашим меркам.

А отечественные продукты не должны слишком подорожать, ведь продавцы заинтересованы, чтобы их товар реализовывался даже при низкой покупательной способности населения.

"Разумеется, в малой открытой экономике, как в Украине, цены на внутреннем рынке подтягиваются к экспортным. Однако, надо понимать, что население потребляет не сырье, а готовые продукты. А в хлебе, например, стоимость бензина уже больше, чем зерна. То есть, удорожание зерна не значит, что также подорожает и хлеб", – считает Александр Жолудь.

К тому же, например, крупы мы почти не экспортируем. Поэтому экспорт не повлияет на цену и серьезного повышения стоимости продтоваров повседневного спроса эксперт не ожидает.

Напомним, украинцам урезали размеры субсидий.