В 2015 г. Нацбанк направил по результатам своих инспекций в специальные подразделения СБУ по борьбе с организованной преступностью 7 сообщений для уголовных расследований, сообщила «Вестям» директор департамента банковского надзора НБУ Екатерина Рожкова.

Это те 7 представлений, по которым банки еще не признавались неплатежеспособными и в них не вводились временные администрации.

По части из них правоохранители дали ответы центробанку: по одному сообщению НБУ проводится проверка, по двум — начаты досудебные расследования, а еще два сообщения приобщены к материалам уголовных производств.

Для надзора за банками в Национальном рынке уже применяется кластерная модель, которая была презентована руководству 92 украинских банков (группа средних и малых по величине общих активов) 11 ноября. Напомним, что финансистам сообщили о разделении их на 5 групп: рыночные (сюда вошло 43 банка), кэптивные (12), схемные (9), рисковые (14), неактивные (14).

«Кластерный подход — исключительно внутренняя модель оценки банков на основе risk-based approach. Создание таких условных групп помогает сотрудникам надзора лучше понимать проблемы банка и риски, характерные для этого учреждения. При этом на работу самих банков такое распределение никак не влияет. Вместо названий «рыночные», «схемные» мы могли назвать кластеры «А», «Б» и т.д.», — отметила «Вестям» Екатерина Рожкова.

И заверила — состав кластеров никогда не публиковался и не будет обнародоваться. Заверив, что публикуемые в последнее время «черные» или как их сейчас называют «расстрельные» списки банков, это подделки. «НБУ не публикует состав кластеров, не выставляет дополнительных условий их участникам и не вмешивается в их работу. Все недавние публикации по принадлежности определенных банков к кластерам не соответствуют действительности и направлены лишь на дестабилизацию ситуации», — подчеркнула Рожкова.

Чиновник заверила, что регулятор готов к сотрудничеству с банками, которые ведут прозрачную деятельность. Хотя и подчеркнула, что так работают на все финучреждения. «Сразу отвечу на вопрос, почему НБУ не закрыл сразу все схемные банки. Какие-то наши подозрения не могут служить основанием для вывода банка с рынка без тщательной документации нарушений. Последний пример — банк «Велес». Небольшой банк, пытавшийся привлекать как можно меньше внимания. Но внеплановая инспекционная проверка, проведенная после попытки вывести через банк $460 млн, показала, что на самом деле банк использовался только для вывода капитала за рубеж. Мы получили достаточно подтверждений таким операциям, и банк был ликвидирован», — сказала Рожкова.