Нацбанк стал жестче отслеживать выполнение банками функций финансового мониторинга — то, как они следят за операциями клиентов и отсеивают подозрительные или откровенно незаконные операции. Это прямая обязанность финучреждений, но не всегда, как уверяют чиновники, выполняется безукоризненно. Вероятно, чтобы простимулировать подопечных НБУ недавно повысил ответственность: в пятницу вступило в силу постановление регулятора №862, по которому банк может быть отнесен к системным нарушителям законодательства в сфере финансового мониторинга только за 2 санкции (на протяжении двух лет) центробанка на этот счет.

К аргументации чиновников не подкопаешься. «Соответствующие изменения были утверждены с целью обеспечить соответствие банковской системы требованиям законодательства, а также обеспечить ее стабильность и безопасность, в том числе, в вопросе защиты интересов вкладчиков и кредиторов банков», — ответили «Вестям» в пресс-службе Нацбанка.

Эксперты же говорят другое: Нацбанку нужно припугнуть подопечных, намерено занимающихся отмыванием денег и выводом капиталом и тех, кто в принципе слабо мониторит операции клиентов. Две санкции со стороны НБУ— признание его системным нарушителем — и финучреждение можно лишать лицензии. «Банки и регулятор теперь будут иметь больше возможностей для контроля и предупреждения возможных нарушений», — подтвердила «Вестям» директор Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елена Коробкова.

Хватает и тех, кто уверен, что расширение полномочий центробанка потребовалось чиновников еще и для того, чтобы иметь еще больше влияния и давить на банки. «Это может быть связано с проигрышем НБУ судов по нескольким банкам, которые он ранее отнес к категории неплатежеспособных. Формально при помощи нового постановления Нацбанк получил еще одну возможность относить банки к категории неплатежеспособных по своему усмотрению», — допустил в разговоре с «Вестями» старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Правда, в самом Нацбанке от таких обвинений открещиваются. Уверяют, что не будут придираться к банкам по мелочам, огульно применяя санкции. Там сообщили, что регулятор сейчас находится в процессе разработки нормативно-правовой базы для обеспечения постепенного перехода на риск-ориентированный подход к осуществлению надзора. «Он будет заключаться, в частности в осуществлении по результатам проверок (либо дистанционного надзора), оценки достаточности или недостаточности таких мероприятий на основе профессионального суждения», — сказали нам в пресс-службе НБУ. И заверили, что к ответственности будут привлекать не тех, кто лишь напортачил в отчете, а по-настоящему злостных нарушителей, уличенных в отмывании денег или криминальных схемах.

Платежи и покупка валюты

Банкиры, как обычно, не очень доверяют регулятору, потому уже стали пристальнее всматриваться в клиентские операции. Как из-за усиления своей ответственности, так и из-за недавнего расширения списка операций, которые НБУ считает подозрительными. Их регулятор утвердил еще в конце ноября (постановлением №778) — в документе перечислено 15 признаков рисковости. Туда попали как совершенно объективные вещи (нарушения законодательства по наличному обращению, подача недостоверной информации и пр.), так и спорные моменты, вроде проведения операций не имеющих экономического смысла или контроль над операциями, которые проводят публичные лица. В последнем случае от банкиров требуют, чтобы они сопоставляли потенциальные доходы таких лиц и объемы реальных операций.

«Наш Нацбанк сделал тоже, что и регуляторы в Европе — переложил всю ответственность за мониторинг операций клиентов на банки. Именно финансисты, если что, будут отвечать своей лицензией, за проводки компаний и граждан. И нам теперь ничего другого не остается, как брать под усиленный контроль запросы: как по покупке валюты, так и по денежным перечислениям», — сказал «Вестям» начальник казначейства Евробанка Василий Невмержицкий. В связи с этим будет замедляться и проведение платежей. «Банкирам нужно будет проверять их целевое назначение, они не смогут совершать транзакции за несколько минут, как прежде, а будут это делать по 1-2 дня», — резюмировал Невмержицкий.

С ним соглашается и Елена Коробкова, отмечая, что новые критерии рисковости приведут к тому, что банки будут с большей тщательностью подходить к изучению своих клиентов. «Это, в свою очередь, увеличит количество запросов клиентам о предоставлении подтверждающих документов по проводимым операциям. Повышенное внимание будет сосредоточено на операциях с наличностью и по внешнеэкономическим операциям», — сказала она «Вестям».

Сложнее всего придется тем, кто пытается сейчас купить валюту для заграничных платежей. «В этих случаях сейчас проверяются все контрагенты и запрашивается максимум информации, чтобы понять, что это действительно платеж за товар или услугу, а не вывод капитала. Особенно если компания хочет купить валюту для платежа в оффшорную или полу оффшорную юрисдикцию», — подтвердил «Вестям» член правления Проминвестбанка Владислав Кравец.