30 ноября Кабмин зарегистрировал в Верховной Раде законопроект «О финансовой реструктуризации» (№3555), который предусматривает механизм добровольной рассрочки банковской задолженности жизнеспособных предприятий. «Мы предлагаем создать эффективную основу для решения проблемы долговой нагрузки на компании, которые испытывают временные трудности со своевременным погашением (кредитов — Авт.). И, которые, в случае решения этой проблемы, имеют шанс вернуться к успешной экономической деятельности», — сказала накануне министр финансов Наталия Яресько.

Под действие такого механизма, по ее словам, может попасть задолженность в размере около 200 млрд грн. При этом, чиновник подчеркнула, что добровольная реструктуризация не станет очередной лазейкой для избежания погашения займов предприятиями.

В разговоре с «Вестями» эксперты допускают, что речь идет не только о компаниях, чей бизнес был связан с зоной АТО или аннексированным Крымом. «Также ощущают проблемы с возвратом кредитных средств и компании с плотной кооперацией и ориентацией на российские рынки или рынки стран СНГ, которые сузились (с начала Украино-российского конфликта — Авт.) более чем в три раза», — пояснил нам ведущий эксперт информационно-аналитического центра Forex Club в Украине Андрей Шевчишин.

Всего, по состоянию на 1 октября, согласно официальным данным НБУ, платежеспособные банки выдали юрлицам кредитов на общую сумму 640,2 млрд. грн. Из них 343,2 млрд. грн. — в валюте. Под обесценивание этих кредитов, выданных юридическим лицам, банки сформировали резервы на немалую сумму — 171,55 млрд. гривен.

Финансисты отмечают — вопрос реструктуризации корпоративных долгов назрел достаточно давно. «Это необходимо и предприятиям для снижения нагрузки, и банкам, которые зарезервировали средства под такую задолженность, и требуют очистки своих балансов», — говорит Шевчишин.

Условий — минимум

Не секрет, что крупные компании обычно имеют несколько финансовых кредиторов — банков, лизинговых компаний и прочих, которые вынуждены соперничать между собой за денежный поток и активы должника. Такая конкуренция, по словам исполнительного директора Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елены Коробковой еще больше усложняет поиск компромиссов между кредитором и заемщиком и не дает должнику возможности улучшить свое финансовое состояние. В свою очередь, механизм добровольной реструктуризации позволит кредиторам хотя бы на время прекратить это «перетягивание каната».

Что немаловажно, в своем законопроекте, Минфин не устанавливает конкретные условия реструктуризации долгов, не диктует кредиторам параметры изменения сумм долга, не устанавливает сроков для будущих выплат и не регулирует процентные ставки. Одним из немногих условий можно назвать то, что для подтверждения жизнеспособности предприятия, к его оценке должен привлекаться независимый эксперт.

Также согласно прописанному в документе механизму, процедура реструктуризации может быть начата при согласии не менее трех финучреждений-кредиторов или же одного, но только при условии, что ему принадлежит минимум 25% общей суммы долга компании. Если же в банк-кредитор введена временна администрация, то согласно законопроекту, вопросом реструктуризации будет заниматься уже Фонд гарантирования вкладов физлиц.

Подобные механизмы, по словам Елены Коробковой, созданы во многих странах, которые прошли через кризисы корпоративного долга: Великобритания, Австрия, Венгрия, Турция и др.

И, кстати, такой подход вполне устраивает бизнес. Например, первый вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Сергей Прохоров позитивно оценил «Вестям» инициативы правительства по реструктуризации. «Необходимо обсуждать любую помощь предприятиям, с учетом существующего кризиса. Производство падает, объемы товарооборота снижаются. Можно ругать этот законопроект за его недостатки, но в любом случае, это позитивный сигнал для предприятий», — отметил он. Государство, по мнению эксперта, уже давно должно было предпринять необходимые шаги для улучшения бизнес-климата. «Можно вспомнить историю с предприятием «Укравто», которое в свое время привлекло около $550 млн под реконструкцию. Но потом курс доллара резко вырос, рынок авто сейчас фактически стоит и предприятие также остановилось», — сказал Прохоров.

Боятся подтасовок

Однако, непосредственно у самих банкиров, вышеупомянутый законопроект вызывает немало споров и разногласий. «Я с удивлением отношусь к предложению правительства. Есть правовые взаимоотношения двух сторон, оформленные договорами, на основании законодательства Украины. Какое отношение к ним может иметь Кабмин?», — задается вопросом зампредправления банка «Конкорд» Павел Крапивин.

И финансовые учреждения, по мнению председателя совета «ЕйСиАй – Украина» Павла Козака, не без основательно беспокоятся. «Да, закон будет необязательным для исполнения и не может потребовать от банков идти на уступки заемщикам. Однако, потенциально, он позволит заемщикам затягивать процедуры банкротства, уходить от выполнения обязательств (на срок до четырех месяцев) перед банками в надежде «принудить» кредиторов пойти на уступки и списать полностью или частично существующие финансовые обязательства», — пояснил он «Вестям».

Плюс ко всему, некоторые банки и без наставлений Кабмина предлагают клиентам (официально или не официально) всевозможные программы лояльности. «Очевидно, что лучше видеть живого заемщика с прогнозируемыми будущими денежными потоками, чем участвовать в его ликвидации. В итоге, компромиссные решения, конечно, встречаются», — уверяет Шевчишин.

При этом условия реструктуризации финучреждения разрабатывают для каждого предприятия индивидуальные, исходя из его возможностей и перспектив обслуживания долга. «Это и конвертация валютных кредитов в гривну, и снижение процентных ставок, и льготные периоды по уплате основного долга, и рассрочка — полная и частичная и т. д.», — перечислила «Вестям» начальник управления по урегулированию корпоративных кредитов ОТП Банка Елена Мельникова.

С банкиром соглашается и Елена Коробкова, отмечая, что в корпоративном секторе все кредитные решения принимаются индивидуально. «У каждого предприятия свои проблемы и потребности, поэтому можно говорить скорее об индивидуальных договоренностях, а не о программах лояльности. Впрочем, если заемщик сознательно избегает погашения кредита, то ни о какой лояльности речь идти не может», — резюмирует эксперт.