На днях Киев и Москва разорвали еще одну нить связи, прекратив коммерческие операции с энергетическим углем.

Таким способом Россия рассчитывает заставить нас отказаться от энергетической блокады оккупированного Крыма.

Но пока что шансов повторить сценарий прошлого года у северного соседа немного: сегодняшние потребности Украины в российских энергоносителях сведены к минимуму.

Остается только перевести перманентные поставки черного золота из дальнего зарубежья на стабильные рельсы.

Остановка по требованию

Последняя неделя ноября оказалась урожайной на сенсационные новости в ТЭК. Одной из них стало полное прекращение поставок электроэнергии с континентальной Украины в захваченный Крым.

Формально у этого решения нет автора — обесточивание произошло по причине подрыва неизвестными четырех линий электропередач высокого напряжения. Тем не менее, в РФ, под оперативным контролем которой сейчас находится полуостров, уверены, что энергоблокада была организована центральной властью Украины.

«Без молчаливого согласия наших партнеров из Киева эти события не могли бы состояться», — объяснил свое видение Путин.

Сейчас все силы российских энергетиков брошены на деблокирование АРК за счет мобильных энергогенераторов. Но об Украине в РФ тоже не забывают: 23 ноября глава местного Минэнерго Александр Новак заявил о намерении «рассмотреть вопрос об ответных мерах за оставление Крыма без электроэнергии».

Уже на следующий день это обещание стало сбываться: дефицитный для нас уголь антрацитовых марок перестал поступать из Российской Федерации на границу с Украиной.

Аналогичным образом поступили представители так называемых ДНР и ЛНР, свернувшие поставки энергетического черного золота на свободную от оккупации территорию нашей страны.

Перекрытие этих каналов поставок антрацита легко может ввести украинскую энергетику в ступор, ведь на этом энергоносителе работает тепловая генерация, занимающая около 40% в общем объеме производства тока в стране.

Чтобы понять последствия отключения тепловиков, достаточно вспомнить события годичной давности. Тогда как раз из-за дефицита угля на складах, энергоблоки многих ТЭС были остановлены, что в свою очередь вызвало нехватку энергии в стране, и как следствие — веерные отключения.

Судя по тому, что сейчас ситуация с поставками угля один в один повторяет прошлогоднюю, блэкауты должны быть нам гарантированы. Но если разобраться в вопросе глубже, все не так драматично.

Во-первых, к текущему отопительному сезону украинские энергетики подготовились добросовестнее. Так, по состоянию на 26 ноября на складах тепловых электростанций сосредоточено чуть меньше 1 млн т антрацита, что в двое больше, чем на аналогичную дату прошлого года.

Во-вторых, темпы сжигания этих резервов с недавних пор существенно замедлись. Благодаря упомянутым крымским событиям: после отключения полуострова, нагрузка на генерирующие мощности из континентальной части Украины рухнула сразу на 900 МВт (в часы вечернего максимума). Для понимания — это четверть мощностей Углегорской ТЭС из Харьковской области, которая является самой крупной теплоэнергетической станцией в стране.

Кризис внешнего пользования

С этого ракурса ситуация выглядит так, будто украинцам можно не волноваться о повторении прошлогодних событий. Другой вопрос, что сейчас удерживать баланс между спросом и предложением на ток нам во многом удается благодаря теплой (как для ноября) температуре окружающей среды.

Если же Украину накроют внушительные морозы, то погасить всплеск потребления за счет высвобожденных упомянутых мощностей в 900 МВт будет невозможно: мы просто обязаны будем увеличить нагрузку на генерацию, а вместе с ней — ускорить темпы сжигания угля.

«В сезоне 2013/2014 потребление антрацитовых марок угля составляло около 1,6 млн. т в месяц. В прошлом сезоне — около 0,8 млн. т., чего было недостаточно для обеспечения стабильной работы энергосистемы. Для нормальной работы энергосистемы желательно, чтобы антрацитовые блоки имели возможность сжигать 1-1,1 млн. т», — сообщил «Вестям» глава аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

По его словам, таким образом, имеющихся резервов антрацита Украине хватит примерно на месяц. А если нагрузка на энергосистему вырастет, и того меньше.

Понятно, что при таких условиях правительство просто обязано искать альтернативные источники подпитки угольных складов. С одной стороны, у нас большой выбор: антрацит есть во Вьетнаме, Китае, Северной Корее, Перу, США, ЮАР и Австралии. Учитывая, в двух последних странах мы уже имеем опыт перманентной закупки угля, наладить эти поставки должно быть несложно. Но не все так однозначно.

«В случае с дальним зарубежьем, от начала процесса подписания контракта и до момента физической доставки угля в порты Украины пройдет около месяца, а то и более. А в случае возможной срочной поставки это может существенно отразиться на цене, так как основные объемы поставляются в рамках долгосрочных контрактов. Срывы поставок угля с Донбасса можно относить к форс-мажорным обстоятельствам, и зарубежные поставщики могут этим пользоваться для повышения цен», — сказал «Вестям» главный специалист топливно-энергетических рынков ГП «Госвнешинформ» Александр Славинский.

В подтверждение этих слов говорит практический опыт госкомпании «Центрэнерго», которая еще в октябре заказала в ЮАР антрацит и ожидает его получить в лучшем случае на следующей неделе.

Где дешевле

Возможно, нынешняя угольная блокада со стороны России и боевиков из Донбасса заставит украинских энергетиков динамичнее сотрудничать с дальним зарубежьем. Но даже если не обращать внимания на проблемы с логистикой, у этого процесса есть ряд серьезных препятствий.

Одно из них, по словам Славинского, — цена: например, южноафриканский энергетический уголь сейчас стоит $52-54/т (по нынешнему курсу это больше 1300 грн), что значительно дороже украинского. Эту информацию подтверждает и Александр Паращий. «Уголь в порту Роттердама стоит $58 за тонну, в украинском порту он может стоить уже $60-65. Максимальная цена украинского угля сейчас — 1200 грн. за тонну», — говорит он.

Кроме ценового вопроса, на налаживание импорта угля из-за границы давит еще один веский аргумент — коррупция. Речь о том, что отечественным чиновникам элементарно не выгодно отказываться от угля из зоны АТО, поскольку этими коммерческими операциями занимаются десятки местных коммерческих структур, аккредитованных властью.

Собственно, этого никто особо и не скрывает: официальным допуском на ввоз в Украину угля из оккупированного Донбасса ведает Антитеррористический центр при СБУ, который по иерархической лестнице подчиняется президенту Украины.

Новости по теме