Приватбанк — крупнейший банк Украины, в котором хранится больше четверти депозитов населения (26,4% или 119 млрд), и о проблемах которого ходило множество слухов в последние месяцы, опубликовал свой финансовый отчет за третий квартал 2015 г.

Анализируя его можно сделать вывод — за отчетный период финучреждение не смогло улучшить свои показатели, и нарушило сразу несколько ключевых финансовых нормативов. «К сожалению, как ярко демонстрирует отчетность, многие нормативы ПриватБанком не соблюдаются. А некоторые из них явно свидетельствуют о наращивании проблем», — отметил в разговоре с «Вестями» старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Адекватность сокращается

В частности, на грани допустимого Нацбанком уровня оказался ключевой банковский норматив — адекватности капитала (Н2). При требовании в минимум 10%, он оказался у Приватбанка на уровне 9,93%, то есть еще сильнее просел со второго квартала, когда стоял на 9,97%. Этот показатель важен, поскольку показывает, сможет ли банк своевременно и в полном объеме выполнить свои обязательства перед вкладчиками.

В пресс-службе Приватбанка считают нарушение главного норматива не своей промашкой, а бюрократическими проволочками чиновников по регистрации денежных вливаний акционеров. Там уверяют, что адекватность капитала финучреждения просела из-за амортизации 28 сентября субординированного долга на $20 млн., предоставленного владельцами: субдолг — это по сути кредит, но его размер, согласно действующему законодательству, должен уменьшаться на 20% каждый год, и в конце концов исчерпываться в 0. Как сообщили «Вестям» в пресс-службе Приватбанка, акционеры уже направили в капитал новую порцию субдолга и даже большую, чем раньше — на $120 млн. И если бы ее успели оперативно зарегистрировать, то с учетом этих средств адекватность капитала Приватбанка на конец третьего квартала составила бы 11,08%.

Еще одно объяснение срыва норматива, которое дают в Приватбанке — девальвация гривни. Точнее отклонение с переоценкой счетов в иностранной валюте (в соответствии с постановлением правления НБУ №129 от 24 февраля 2015 г.) в связи с падением после 6 февраля 2014 г. курса гривны к иностранным валютам. «Банк предоставил в НБУ график приведения показателя Н7 к нормативному значению», — отмечают в пресс-службе финучреждения.

Закредитовали владельцев

Впрочем, адекватность капитала — не единственный норматив, который нарушил Приватбанк. В третьем квартале он еще в 4,5 раза увеличился максимальный размер кредитного риска по операциям со связанными с банком лицами: этот норматив достиг у ПриватБанка уровня 45,23%, хотя к началу июля он был равен максимально допустимым 10%. Из этого можно сделать только один вывод: финучреждение резко увеличило объемы кредитования связанных компаний (имеющих тех же владельцев, что и Приватбанк).

В самом банке уверяют, что нарушение кредитного норматива вызвано исполнением постановлений НБУ: №314 «О мерах по приведению банками объемов активных операций со связанными лицами в соответствие с нормативными требованиями» и № 315 «Об утверждении положения об определении связанных с банком лиц». «Кроме того, на увеличение уровня этих показателей повлиял рост курсов валют», — говорят в пресс-службе банка.

Однако «Вестям» также удалось выяснить точную сумму средств, которые ПриватБанк предоставил аффилированным компаниям. В его пресс-службе сообщили, что, по состоянию на 1 октября 2015 г., объем таких операций в банке составил 10,05 млрд грн, из которых 10,04 млрд — кредиты, предоставленные связанным с банком юрлицам. Большинство из этих компаний относятся к торговле, производству и переработке. Доля невозвратов по таким кредитам, согласно, по данным пресс-службы, составляет 6,1% (просрочка долга на более чем 90 дней). Для сравнения: по данным банка, на 1 октября, доля просрочки по всему кредитному портфелю ПриватБанка была 9,96%.

Денежный вопрос

Но, независимо от того, есть у банка объективные причины для нарушения вышеупомянутых показателей или нет, Нацбанк пока имеет право не применять в его отношении санкции. Как ранее писали «Вести», НБУ, в связи с кризисом в стране, аннексией Крыма и войной на Востоке Украины, дал финучреждениям дополнительное время на восстановление своего финансового состояния. «Если говорить о достаточности капитала, то Нацбанк временно закрывает глаза на нарушение 10%-го порога. То же касается и связанных сторон — у банков есть три года, чтобы привести этот показатель к норме», — отметил «Вестям» руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

В тоже время, по мнению экспертов, на сегодняшний день, единственным способом улучшить состояние финучреждения является дополнительная капитализация. Но точную сумму, которую необходимо будет влить в финучреждение никто «Вестям» назвать не смог.

«Необходимая сумма капитализации утверждается по результатам стресс-тестирования, а также в соответствии с выводами международного аудита», — пояснили в пресс-службе Приватбанка. При этом, по словам Ростислава Кравца, финансовая отчетность зачастую слабо отражает реальное положение дел в банке. «Также это не могут подтвердить и аудиторские отчеты», — отметил юрист.

Как сообщал еще в начале октября председатель правления ПриватБанка Александр Дубилет, НБУ пока называл предварительную сумму необходимой докапитализации — 8 млрд грн. «По результатам диагностического исследования, НБУ дал предписание доформировать резерв по кредитам юридических лиц на 7115 млн грн, по кредитам физических лиц — на 884,6 млн грн. Это означает, что по итогам проведенного стресс-теста, банк нуждается в докапитализации на сумму 8 млрд грн», — сказал тогда он. При этом руководство банка посчитало такую оценку ошибочной из-за расхождений в расчетах между национальными стандартами учета и Международными стандартами финансового учета (МСФО).

Вчера в пресс-службе Нацбанка «Вестям» отметили, что окончательную сумму необходимой ПриватБанку докапитализации пока назвать не могут, так как «стресс-тест все еще продолжается и переговоры с банками не закончились».

«Пока НБУ не закончил стресс-тестирование, о размере докапитализации говорить, действительно, рано. Сумма в 8 млрд грн выглядит достаточно скромной. Но самому банку и эта цифра кажется завышенной. Финучреждение уже увеличило капитал на 2,16 млрд. грн и планирует привлечение субдолга в размере $220 млн. Видимо, по их мнению, этого будет достаточно», — допустил Александр Паращий.

По подсчетам главного финансового аналитика РА «Эксперт-Рейтинг» Виталия Шапрана, до конца года акционерам ПриватБанка необходимо увеличить уставный капитал на 20-25%. Учитывая то, что по итогам третьего квартала уставный капитал финучреждения составлял около 21,3 млрд грн, эксперт говорит о сумме порядка 5,25 млрд грн. «Учитывайте, что ему следует не только выровнять норматив Н2, но и списать часть плохих кредитов вследствие негативных процессов в экономике», — объяснил Шапран.

Быть или не быть

Какая бы сумма докапитализации банку не потребовалась, эксперты уверены в одном — регулятор не станет признавать ПриватБанк неплатежеспособным. По крайней мере в обозримой перспективе. «Такой сценарий я даже не рассматриваю. Это крупнейший банк страны и признание его неплатежеспособным будет означать: проблемный госбюджет-2016, окончательный подрыв доверия к банковской системе и бешеную нагрузку на Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ). Да, и в результате, просто ликвидировать такой банк невозможно — там столько отделений, столько кредитов, что на это ушли бы годы», — подчеркнул Виталий Шапран. Действительно, нагрузка на ФГВФЛ, в случае признания ПриватБанка неплатежеспособным, была бы колоссальной. По разным оценкам, сумма гарантированных вкладов в банке, на сегодняшний день составляет порядка 80-90 млрд. грн. В Фонде гарантирования никогда не было такой суммы.

Следует также вспомнить, что в декабре 2014 г. НБУ назвал ПриватБанк одним из восьми системно важных банков страны. Кроме того, 31 марта 2015 г. в отношении надежности ПриватБанка высказался даже президент Петр Порошенко, который отметил, что финучреждение «чувствует себя мощно и стабильно». Такой шаг, по мнению председателя совета «ЕйСиАй – Украина» Павла Козака, можно расценивать как попытку властей предотвратить возможную панику среди населения, которая могла бы усилить отток наличных средств и депозитов со счетов физлиц, что негативно сказалось бы на состоянии всей банковской системы страны.

Еще одна причина, по которой крупнейший банк страны не смогут признать неплатежеспособным — огромный долг, который у него есть перед Нацбанком, и на возврат которого чиновники рассчитывают. Ведь НБУ ни раз финансировал ПриватБанк для поддержки его ликвидности. «За 2014-2015 гг. НБУ выделил ПриватБанку стабкредитов на общую сумму 30,5 млрд грн. При этом часть из них уже погашена», — рассказали «Вестям» в пресс-службе Нацбанка. А согласно сообщению пресс-службы самого ПриватБанка, на 1 октября, объем таких кредитов в его балансе составлял 27,105 млрд. грн. Таким образом, финучреждение пока вернуло Нацбанку немногим более 3,4 млрд грн. Наличие непогашенных стабкредитов в ПриватБанке говорит о том, что сейчас в финучреждении работает куратор НБУ. Его главной задачей является надзор над соблюдением целевого использования предоставленных регулятором кредитных средств.

Угроза национализации

Если же акционеры банка за счет докапитализации и стабилизационных средств, предоставленных Нацбанком, не смогут улучшить его состояние, либо если НБУ обнаружит в его деятельности другие весомые нарушения, то, по мнению экспертов, максимум, что может произойти — это национализация финучреждения. «Думаю, что единственный возможный вариант у властей, в случае если акционер не справляется с поддержкой банка — это его национализация», — подтвердил Виталий Шапран.

Но такой сценарий, по мнению Павла Козака, повлечет за собой значительное ухудшение финансового состояния банковского сектора и экономического состояния страны в целом. «Информация относительно национализации этого финансового учреждения была и остается очень противоречивой. Так, в начале марта 2015 г. на сайте Верховной Рады появилась информация о регистрации законопроекта №2365 о мерах, направленных на национализацию ПриватБанка», — отметил он. Тогда этот документ не получил поддержки в парламенте.

«Однако он послужил одним из «звоночков» для внутренних и внешних инвесторов, касательно неопределенности будущего одного из ведущих финансовых учреждений страны», — резюмирует Павел Козак.