Украинские корпорации и население стали еще хуже платить по банковским кредитам. Доля просроченной задолженности за январь¬-август 2015 г. выросла на 5,1% — ¬до 18,6% общего кредитного портфеля, сообщил Нацбанк.

Хотя сами же банкиры признают, что это еще очень оптимистическая оценка. И на самом деле объемы «проблемки» куда больше (чиновники не учитывают в невозвраты потенциально проблемные или реструктуризированные займы). «Именно поэтому, по данным НБУ, объем проблемной задолженности не превышает 20%, в то время как по альтернативным оценкам экспертов составляет не менее 40%», — объяснил «Вестям» директор по розничным кредитным рискам VTB Bank (Украина) Олег Пахомов.

С ним соглашается и глава правления «Международного бюро кредитных историй» Йон Йоханнессон отмечая, что существуют разные методологии расчета этого показателя. «По нашей оценке уровень просрочки составляет 16% по портфелю только физлиц, что выше примерно в 1,5 раза от уровня просрочки год назад», — добавил он.

Предприятия не платят

Но стоит также учитывать, что в общей массе выданных кредитов доля проблемки в корпоративном секторе кредитования значительно выше, так как и займов банки выдали предприятиям значительно больше. Согласно данным НБУ, на 1 сентября объем кредитов юрлиц в системе составлял 761,5 млрд. грн, тогда как физлица, на ту же дату, получили лишь 144,8 млрд грн банковских займов.

Ухудшение погашения кредитов в этом году объясняют продолжающимися кризисными процессами в стране. Резкая девальвация гривни в январе-феврале, падение экономических показателей страны в первом полугодии — все это негативно повлияло на платежеспособность населения и бизнеса.

«Для розничных клиентов, получающих зарплату в гривне, выплата ипотеки или автокредита в долларах также оказалась неподъемной из-за девальвации курса гривны и соответственно, увеличения стоимости займа в 2-2,5 раза. В тоже время, из-за общеэкономического спада в стране у корпоративных клиентов упали объемы производства и продаж, значительно сократив их финансовые возможности», — отметила в разговоре с «Вестями» директор по рискам банка Кредит Днепр Елена Домуз.

Кроме того, по словам банкиров, увеличилось и количество недобросовестных клиентов, которые решили уйти от ответственности, воспользовавшись проблемами в стране. В первую очередь это касается должников, которые находятся на неподконтрольной украинской власти территории Донецкой и Луганской областей, а также оккупированного Россией Крыма.

«Уровень возврата кредитов заемщиками, которые находятся в зоне АТО и в Крыму, очень низкий. По отдельным банкам показатель проблемности может достигать 90-100%. Заемщики, которые выехали из зоны АТО и Крыма в другие регионы Украины, практически все свои кредиты погашают исправно», — заверил Олег Пахомов.

В тоже время, по его словам, основное падение качества кредитного портфеля физлиц уже прошло. А вот портфель займов юрлиц продолжает ухудшаться и по валютным, и по гривневым кредитам (особенно, по слабообеспеченным).

Дырка в кармане

Ухудшение кредитного портфеля сильно бьет по финансовым результатам банков. Напомним, что убыток украинской банковской системы (с учетом неплатежеспособных банков) на 1 сентября составлял 106,4 млрд грн. «Одним из основных факторов убыточности украинских банков, конечно же, является проблемная задолженность», — соглашается Олег Пахомов.

Много денег приходится банкам резервировать под проблемные долги. «Отчисления в резервы составили более 70 млрд грн. При этом в данной сумме не учитывается размер дорезервирования по результатам стресс-тестирования, которое проводит НБУ, и размер которого может быть в 1,5-2 раза больше», — говорит Олег Пахомов.

Свои потери финучреждения перекрывают в первую очередь за счет высоких кредитных ставок, которые для физлиц могут достигать 30% годовых, а для юрлиц — 40-50%. Также, банки установили цены на ряд ранее бесплатных операционных услуг (например, пополнение кредитной карты через банкомат может быть платным).

Но полноценно перекрыть такие потери, по словам Пахомова, нельзя, так как кроме дохода по таким операциям банк теряет и часть основного кредита, а также тратит ресурсы на принудительное взыскание.

В связи с этим, финучреждения до последнего пытаются все-таки вернуть хотя бы часть проблемных долгов. В работе с ними банки уже выработали определенную стратегию. Если срок задолженности менее трех месяцев, то финучреждения, как правило, работают с ней самостоятельно. Увеличение сроков задолженности до шести месяцев и более, по словам Йона Йоханнессона, зачастую приводит к передаче этих долгов коллекторским компаниям. «Из очень длительной задолженности (более года) формируются портфели для продажи специализируемым компаниям или другим банкам», — уточнил он.

В ожидании улучшений

Улучшить ситуацию с возвратом кредитов, по мнению Елены Домуз, может лишь общий рост экономики в стране и улучшение благосостояния населения. Также банкиры ждут принятия Верховной Радой законодательства по защите прав кредиторов. «На сегодняшний день ситуация обстоит так, что действующее законодательство серьезно ограничивает банки в возможности отстаивать свои права перед заемщиками, в частности, недобросовестными», — сетует Елена Домуз.

Также с целью снижения уровня невозвратов по кредитам, как ранее писали "Вести", Нацбанк планирует усилить контроль за заемщиками и вести специальный кредитный реестр. С этой целью, в конце сентября, в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект («О внесении изменений в некоторые законодательные акты») о создании и ведении регулятором кредитного реестра. Если депутаты проголосуют за документ в нынешней редакции, то НБУ сможет собирать информацию о заемщиках без их согласия. Она, согласно пояснительной записке к законопроекту, сможет использоваться центробанком для банковского регулирования и надзора, а также предоставляться другим организациям.

А пока ничего не изменилось, по прогнозам Олега Пахомова, к концу года стоит ожидать не менее 45% реальной проблемной задолженности по системе.