С 1 мая 2016 г. до 1 января 2018 г. большинство из 3083 существующих на текущий момент публичных акционерных обществ (ПАО) сменят форму собственности на частную (ЧАО). Ключевая причина: с 1 января 2018-го все публичные АО обязаны быть в биржевом реестре хотя бы одной фондовой биржи и оставаться в нем.

А, учитывая изменения в требованиях к уровням листинга, которые недавно ввела Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, и которые вступят в силу с начала следующего году, перед действующими ПАО, по мнению собственника консалтинговой компании «Град» Шади Саада, остро встанет вопрос — пытаться соответствовать новым требованиям листинга или просто изменить тип АО на частное?

Тяжкий крест

Как ранее писали «Вести», НКЦБФР ужесточила целый перечень требований к компаниям ценные бумаги которых числятся в биржевом реестре. К примеру, теперь для того, чтобы акции эмитента (кроме банков) могли попасть в первый уровень листинга, его чистый доход должен превышать 1 млрд грн (ранее — более 100 млн грн). Для второго уровня листинга минимальный порог повышен с 50 млн. грн до 400 млн. грн. Также с 1 января поднимается минимальный уровень среднего значения рыночной капитализации эмитента: для первого уровня листинга в 10 раз — до 1 млрд грн, а для второго — в два раза, до 100 млн грн. Одним из самых серьезных барьеров для попадания ПАО в биржевой реестр будет процент бумаг, находящихся в свободном обращении. Со следующего года он будет составлять для 1-го уровня листинга — 25%, а для 2-го- 10% акций предприятия.

Эти факторы, убежден Саад, говорят о том, что большинству ПАО будет проще изменить тип общества с ПАО на ЧАО. Этому будет способствовать и тот факт, что с 1 мая 2016 г. отменяется ограничение на количественный состав акционеров в частном акционерном обществе.

Юристы также склоняются к тому, что через два года мы увидим значительно меньше публичных компаний в Украине. «Да, именно так и будет. Многие закрытые акционерные общества вынужденно были перерегистрированы как ПАО в силу того, что Законом «Об акционерных обществах» количество акционеров ЧАО ограничено 100 лицами», — подтвердила нам партнер адвокатской компании «Коннов и Созановский» Елена Яремчук.

Европейские ценности

При этом цель регулятора, как объяснил «Вестям» член НКЦБФР Юрий Буца, состоит в том, чтобы гармонизировать украинские и европейские правила и стандарты. Качество активов, надежность ценных бумаг, защита интересов инвесторов, по его словам, у публичных компаний должны соответствовать высокому уровню.

«Устанавливая более жесткие требования для публичных компаний, мы стимулируем их превращаться в частные. Это, в том числе, снизит затратную нагрузку на сами компании. А для рынка в целом сокращение количества публичных компаний обернется повышением качества тех ПАО, которые на нем останутся», — подчеркнул Буца.

Новости по теме Украинские компании начали по судам оспаривать обвинения в фиктивности

Отчасти позитивный настрой регулятора в том, что он называет «перспективой самоочищения фондового рынка» разделяют и финансисты. «В идеале на биржах в листинге должно остаться не более 500 акций. Все остальные должны уйти в ЧАО и ООО. Их ухода рынок даже не почувствует. Хотя у юристов будет много работы, и мажоритариям придется эту работу профинансировать. Но останутся только те, кому действительно нужна публичность. Последствия бездарно проведенной приватизации пора исправлять», — сказал нам управляющий директор инвестгруппы «Универ» Алексей Сухоруков.

Право собственников выбрать для ведения бизнеса ту форму, которая наиболее полно соответствует их бизнес-модели, по словам партнера Investor Relations Agency Оксан Параскевой, неоспоримо. В результате такой очистки, по мнению эксперта, на украинском фондовом рынке должны остаться те эмитенты, которые заинтересованы в нем как в источнике инвестиций.

Не все так гладко

При этом у грядущих изменений, как и у любой медали, есть и обратная сторона.

Часть эмитентов, по мнению Шади Саада, будет просто нарушать требования к публичному АО, не находясь в листинге. Также, согласно ст. 68 закона об акционерных обществах, каждый миноритарный акционер общества имеет право требовать у эмитента выкупить его акции. «Это право действует, если миноритарий зарегистрировался для участия в общем собрании и голосовал против принятия общим собранием решения о слиянии, присоединении, разделении, преобразовании, выделении или изменении типа акционерного общества», — объясняет Шади Саад.

Так как с рынка в скором времени уйдут почти все публичные компании, по мнению эксперта, необходимо готовиться к массовым попыткам миноритариев воспользоваться своим правом на обязательный выкуп акций эмитентом.

В свою очередь, эмитент, в такой ситуации, будет всеми силами пытаться снизить цену приобретаемых ценных бумаг. Определить их стоимость, по словам Шади Саада, можно лишь на бирже (если у акций компании есть биржевой курс), либо прибегнув к услугам независимых оценщиков. «Но сделать на бирже это будет сложно, особенно учитывая планы Комиссии оставить одну фондовую площадку», — отметил он. Поэтому большинство собственников компаний прибегнут именно к последнему варианту — «договорится» с оценщиком. «Обжаловать его вывод довольно сложно. Это можно сделать только в Фонде госимущества, предоставив оригинал заключения оценщика. При этом нужно понимать, что акционеры не то что оригинал, они и копию этого заключения вряд ли получат», — сетует Саад.