После перезагрузки банковской системы с средины следующего года в Нацбанке надеются запустить кредитование экономики. «К тому времени и учетная ставка НБУ будет на достаточно низком уровне для стимулирования нашей экономики», — заявила глава Нацбанка Валерия Гонтарева.

По ее словам, через три года инфляция в Украине будет на уровне 5%, а учетная ставка — чуть больше этого показателя. «В следующем году инфляция ожидается на уроне 12% — это целевой показатель. Как быстро мы будем двигаться к снижению ставки — зависит от решений монетарного комитета, который будет оценивать ситуацию каждый месяц», — сказала Валерия Гонтарева.

В центробанке признаки постепенного восстановления экономической активности наблюдают с третьего квартала 2015 г. В частности, в июле-сентябре, по оценкам Нацбанка, рост ВВП к предыдущему кварталу составил 1%. Аналитики надеются, что рост продолжится и в четвертом квартале.

В то же время, заместитель главы Нацбанка Дмитрий Сологуб отмечает, что дисбалансы, накопленные в начале года, не позволят экономике показать какие-то приемлемые цифры. «НБУ оценивает падение ВВП Украины в 2015 году на уровне 11,5%. Но это скорее статистический фактор. Основное внимание мы уделяем экономической ситуации в следующем году, когда ожидается рост ВВП на 2,4-2,5%», — заявил Дмитрий Сологуб.

То же касается и инфляции. Если еще два месяца назад аналитики ожидали инфляцию не менее 50% по итогам года, то теперь в НБУ ожидают рост потребительских цен на уровне всего в 44-45%. «Инфляция затормозилась. Статистический эффект постепенно сокращает негативные цифры», — сказал Сологуб.

Дополнительную стабильность экономике и курсу гривни окажет получение третьего транша программы расширенного финансирования EFF в размере $1,7 млрд. Тормозить развитие экономики в первой половине следующего года, по мнению представителей НБУ, будут низкие цены на мировых сырьевых рынках. А также слабый потребительский спрос в Украине. Разгона инфляции за счет снижения учетной ставки в НБУ не опасаются.

«Мы будем связывать денежную массу в тех объемах, которые соответствуют развитию экономики. То есть НБУ не будет бездумно печатать деньги. Мы действительно настроены достичь показателя инфляции в 12%. И все остальные параметры денежного предложения, а также валютного регулирования, чтобы достичь этой цели», — заверил Дмитрий Сологуб.

По его словам, проблема кредитования структурная. Банки слабо капитализированы, но и большого количества платежеспособных клиентов тоже нет. В этой ситуации снижение процентных ставок не будет создавать инфляционного давления. «Всегда монетарная политика НБУ — это компромисс между инфляцией и безработицей. Мы видим значительный потенциал в снижении процентных ставок для развития экономики», — сказал Сологуб.

Дальнейшая ликвидация банков и необходимость увеличивать денежную массу для выдачи денег пострадавшим вкладчикам также не считается в НБУ серьезной проблемой.

«Банк «Финансы и кредит» давно испытывал трудности, а потому необходимые объемы выплат вкладчикам на случай признания банка неплатежеспособным были давно запланированы в программе финансирования Фонда гарантирования вкладов. Поэтому много денег Фонду дополнительно не потребуется», — пояснила «Вестям» Валерия Гонтарева.

Что касается пределов увеличения денежной массы, согласованных с МВФ на текущий год, то мы пока на 1,5% «отстаем» от запланированного (и согласованного с МВФ — Авт.) объема в 89 млрд грн.

«Действительно, финансирование Фонда гарантирования — это самая большая статья по увеличению денежного предложения, в этом году фактически единственная. Потому что иных фискальных действий НБУ не предпринимал. Даже прибыль Нацбанка, которая была перечислена в бюджет, практически полностью компенсировалась выплатами Минфина по телу и процентам ценных бумаг, которые находятся в портфеле центробанка», — сказал «Вестям» Дмитрий Сологуб.

В то же время в этом году НБУ наблюдает на валютно-монетарном рынке необычную тенденцию: сокращение наличности в обращении. Специальное исследование выявило одну главную структурную причину. «Когда в экономике наблюдаются структурные дисбалансы и растет инфляция, то спрос на деньги падает. Кроме этого эффекта мы видели вымывание денежной массы из зоны АТО. Получается, что деньги там были, но спроса на них не было.

Поэтому показатели денежной базы сейчас находятся на более низком уровне, чем это запланировано в программе (с МВФ). Есть значительные средства на счетах правительства, определенная сумма на коррсчетах банков и депозитных сертификатов», — рассказал «Вестям» Дмитрий Сологуб.

Поэтому те показатели, которые заложены в программу сотрудничества с МВФ, сейчас выполняются со значительным запасом.

Что стоит за прогнозами

Экономист, руководитель проекта «Успешная страна» Андрей Блинов считает, что в условиях, когда украинский ВВП упал практически в два раза (со $180 млрд в 2013 году до $85 млрд в 2015-м) любой рост меньше 5% можно считать близким к нулю.

«НБУ своим прогнозом хочет сказать, то не видит причин для дальнейшего падения экономики. Действительно, если не будет в 2016 году активных военных действий и ухудшения мировой конъюнктуры для наших товаров, то рост ВВП от 0% до 5% вполне возможен», — сказал «Вестям» Андрей Блинов.

Помешать этому может несколько факторов. Например, блокада Крыма будет негативно влиять на рынки сбыта и товарооборот. Если не найти сбыт для продукции, следовавшей в Крым, то этот риск будет существовать и он наверняка не учтен НБУ. В годовом измерении это примерно $1 млрд недополучения выручки от торговли с Крымом. Как бы это ни звучало с политической точки зрения, но с экономической — это плохо.

Второй риск. Мировые цены на сырье могут упасть еще на 20-30%. Хотя вот уже четыре недели дорожает пшеница. Это дает минимальную надежду на то, что цены больше падать не будут.

Третий риск — политический. «Он, как мне кажется, недооценен. Есть вероятность, что в целом ряде регионов будут избраны местные советы, которые войдут в прямое противостояние с действующей коалицией и будут принимать решения без оглядки на Киев», — сказал «Вестям» Андрей Блинов.

Четвертый риск — ограниченная платежеспособность банков. Банковский рынок будет дальше сокращаться и это также несет в себе дополнительные риски для экономики.

«Возможен ли рост больше 5%? Да, и это не будет мегапрорыв. До 2004 года экономика росла по 12% в год. Низкий прогноз по росту ВВП говорит о том, что в НБУ не видят источников этого роста. Не видят ни внешнего спроса, ни внутреннего», — отметил Блинов.

По его мнению, рост на 5% — это вопрос приватизации. Многие инвесторы хотят знаковую приватизацию а-ля Криворожсталь. Чтобы провели, чтобы не отобрали, чтобы было дорого. После чего купят еще, например, три пакета акций предприятий. Затем начнется рост покупки бондов. Сначала спекулятивный, но в любом случае инвесторы будут присматриваться к Украине.