Нацбанк совместно с Кабмином, СБУ и Генпрокуратурой начал разработку механизмов и конкретных мер в отношении банков и частных лиц, перечисленных в санкционном указе Президента Порошенко. Об этом говорится в телеграмме НБУ 549/2015, разосланной по банковской системе, которая имеется в распоряжении «Вестей».

Какими конкретно могут быть меры регулятора и область их применения чиновники не сообщают. Также неясно, сколько времени потребуется на его изыскания и когда появится соответствующее постановление Нацбанка. «Сейчас Национальный банк принимает все необходимые меры по разработке механизма, который позволит обеспечить реализацию и мониторинг эффективности персональных специальных экономических и других ограничительных мер, введенных Указом», — только это говорится в документе центробанка.

Все, что известно, что в санкционный список Украины попали 388 физлиц, 105 предприятий и 29 банков. Дочернюю структуру в нашей стране из банковского списка имеет только один — Банк Москвы (владеет киевским БМ Банком, находящимся на 40-ом месте в рейтинге НБУ по итогам первого полугодия 2015 г.). Но до появления соответствующих постановлений Нацбанка и Кабмина ни к людям и их банковским счетам, ни к банкам никакие меры не предпринимались.

«На сегодняшний день такие механизмы НБУ не приняты, поэтому, банки могут применять санкции только после соответствующих разъяснений со стороны НБУ относительно порядка и механизма применения таких санкций», — сказал «Вестям» ситуацию директор по юридическим вопросам Банка Кредит Днепр Максим Гринченко.

В тоже время финансисты уже приблизительно представляют, что могут значить на практике табу банковского регулятора. «В принципе, применимы только прямые санкции по блокировке активов. Остальные санкции невозможны из-за неразвитости на Украине финансовых рынков», — объяснил «Вестям» аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антон Сороко.

В первую очередь «заморозки» активов эксперты ждут для БМ Банка — напрямую попадающего под действие санкций. «Не думаю, что будет введена временная администрация, ведь для этого нужно менять законодательную базу. Скорее всего, на какое-то время будет заморожены активные операции и ему запретят привлекать депозиты населения. А может банк и вовсе успеют продать, ведь не секрет, что акционеры уже не раз пытались это сделать. Последним претендентом на финучреждение был бизнесмен Вадим Новинский. Может быть сейчас активизируются переговоры с ним или с другим инвестором», — отметил в разговоре с «Вестями» первый зампредправления Проминвестбанка Вячеслав Юткин

Появление санкционного постановления от Нацбанка ожидается в октябре-ноябре. «Думаю, документ разработают не раньше, чем за месяц, но и дольше двух месяцев его тоже ждать не придется», — спрогнозировал «Вестям» Юткин. И можно не сомневаться, что попавшие в «черные» списки люди и компании за это время успеют вывести средства со счетов украинских банков, если они у них здесь были. А также из европейских финучреждений. «Против частных лиц санкции были чреваты блокировкой активов на территории ЕС и США, а также отказом во въезде на территорию этих стран. Также любые транзакции этих лиц, проводимые через западные банки, могут быть заблокированы без объяснения причин», — объяснил мотивацию Антон Сороко.

В тоже время юристы обращают внимание на необходимости законодательных изменений. Чтобы правила выполнялись, непременно должно быть наказание за их нарушение. «В телеграмме Нацбанка «обращается внимание банков на обязательность исполнения вышеуказанного Решения СНБОУ». При этом стоит учесть, что в отличие от государств-членов ЕС и США, украинское законодательство не предусматривает специальной ответственности за нарушение санкционных ограничений. Поэтому на данный момент нарушители санкций смогут быть привлечены к ответственности, только если их действия будут содержать в себе какие-то административные или уголовные правонарушения (к примеру, могут быть квалифицированы как финансирование терроризма)», — отметила в разговоре с «Вестями» юрист ЮФ «Астерс» Вольга Шейко

Правоведы обращают внимание: санкционные требования не выполняются даже в ЕС, где законодательство куда более совершенно. Просто европейцы не хотят терять российские капиталы, чтобы не ухудшить свое финансовое состояние. «Показательным здесь является пример именно Европы, где, по крайней мере, девять из 28 стран-членов Евросоюза не заморозили или не изъяли ни одного актива частных лиц, компаний или организаций из санкционного списка. А, например, на Кипре, который очень популярен среди российских бизнесменов, замороженная сумма российских активов не превышает 120 тыс. евро. Поэтому вопрос реальных последствий санкций против частных лиц в Украине зависит от того, насколько тщательно будут выполнены поиск и блокировка российских активов», — заключила Шейко.

Расширять списки санкционных российских банков, в такой ситуации, наши власти точно не решаться: как из-за наличия в них большого количества средств украинских компаний и граждан, так и из-за имеющегося для кредитования нашей экономики ресурса. «Ключевой риск для нас — потеря российского капитала всеми отраслями экономики страны, что будет грозить Украине углублением рецессии, ростом инфляции и коллапсом банковского сектора. К тому же российская сторона может потребовать возврата долгов — существенная часть украинской экономики прокредитована российскими банками», — подытожил «Вестям» Антон Сороко.