Внедрение в Украине процедуры медиации позволит увеличить досудебное урегулирование налоговых споров с нынешних 3% до 70-90% как на Западе, считают эксперты.

«По нашей информации, Государственная фискальная служба подготовила и направляет в Минфин проект изменений законодательства, которым предусмотрен институт медиации», — сообщил управляющий партнер ЮФ Prove Group Владислав Кочкаров. Когда он будет внедряться, юрист судить не берется, но хочет сработать на упреждение. «Чтобы идею медиации не постигла участь другого новшества — налогового компромисса, который не дал ожидаемого эффекта», — отметил Кочкаров.

Как пояснила «Вестям» медиатор Центра медиации Киевской ТПП Марина Омелинская, медиация — это способ решения споров с привлечением посредника (медиатора). Он помогает сторонам конфликта наладить процесс общения и проанализировать ситуацию таким образом, чтобы они сами смогли выбрать вариант решения, который удовлетворил бы интересы всех участников конфликта. В отличие от судебного процесса, во время медиации стороны достигают согласия сами — медиатор не принимает решения за них.

Пока процесс медиации применяется в хозяйственных спорах между субъектами или партнерами. Для досудебного решения налоговых споров существует процедура административного обжалования налоговых уведомлений-решений. «Раньше было три ступени административного обжалования, включая местный налоговый орган, который вынес оспариваемое решение. Принятие Налогового кодекса оставило две ступени, а в проекте его новой редакции предусматривается только один этап — обжалование сразу в центральный орган ГФС», — поясняет Владислав Кочкаров.

Но существующая модель неэффективна. Прежде всего, потому, что налоговики крайне неохотно отменяют свои решения, чтобы добиться увеличения поступлений в бюджет. Кроме того, главные управления территориальных фискальных органов самостоятельно принимают решения, поэтому практика применения одних и тех же норм законодательства отличается в разных областях.

В результате, по словам юристов, за последний год ГФС удовлетворила всего 3% жалоб плательщиков, а через суд было отменено больше 50% налоговых уведомлений-решений.

Поэтому плательщики используют процедуру административного обжалования для затягивания взыскания долга (до 4,5 месяцев), а в отдельных случаях — для выведения за это время активов. То есть, бюджет получает деньги либо с опозданием, либо не получает их вовсе. «Напротив, решение, которое достигнуто добровольно, к обоюдной выгоде сторон, быстрее исполняется», — рассказала «Вестям» Марина Омелинская.

«Бизнесу, для четкого планирования использования денежных средств крайне важно упрощение и ускорение процедуры рассмотрения споров с фискальными органами. Ведь судебные разбирательства могут длиться от 1 до 3 лет», — говорит Владислав Кочкаров.

Поэтому эксперты надеются на скорейшее внедрение иностранного опыта, в частности, таких стран как США, Великобритания, Нидерланды, Германия, где от 70% до 90% налоговых споров решается в досудебном порядке. «Анализ мировых практик показывает, что общим для них является соблюдение трех базовых принципов. Споры не должен решать орган, который выносит налоговое решение (принцип объективности), споры решаются на принципах соревновательности, с активным использованием принципов медиации», — сказал «Вестям» Владислав Кочкаров.

Поэтому юристы предлагают изменить процедуру обжалования налоговых уведомлений решений, а также ввести институт налоговых медиаторов. Жалобы плательщиков должен рассматривать отдельный альтернативный орган исполнительной власти (в системе Министерства финансов). По мнению доцента Университета банковского дела Татьяны Детюк (с большим опытом работы в налоговых органах), это позволит нивелировать «заинтересованность» фискалов и ликвидировать коррупционную составляющую. «Помимо этого, станет возможной незаангажированная работа фискальных органов и снимется нагрузка с судов», — уверена она.

При этом процедура медиации должна стать приоритетным способом выхода из конфликта на любой стадии обжалования (административного или судебного). Медиаторы не должны быть работниками ГФС, а представлять тот же альтернативный орган Минфина, чтобы помочь найти решение, устраивающее обе стороны. «Пока есть угроза, что рассмотрение админжалоб так и останется за фискалами», — признает Владислав Кочкаров.

По словам Марины Омелинской, для подготовки налогового медиатора из «обычного» понадобится примерно 40 академчасов. Однако для модерирования налоговых дискуссий нужен не только опыт аудитора, но и образование юриста. Таких, среди аудиторов в нынешней системе ГФС, по оценкам Татьяны Детюк, не более 10%.