Подписав акционерное соглашение по трансбалтийскому газопроводу Nord Stream 2, "Газпром" де-факто сформировал блок крупнейших европейских энергокомпаний, заинтересованных в поставках российского газа в обход Украины, пишет Коммерсант.

Как отмечает издание, реализация проекта сделает Германию основным центром распределения российского газа в Европе и, по сути, позволит отказаться от поставок через Украину и лишит Киев транзитных платежей, однако такой подход резко противоречит публичной политике Берлина, по-прежнему поддерживающего Киев.

Напомним, "Газпром" на Восточном экономическом форуме подписал с европейскими энергокомпаниями обязывающее акционерное соглашение по строительству газопровода Nord Stream 2. Монополия будет владеть контрольным пакетом, немецкие E.On и Wintershall, австрийская OMV и англо-голландская Shell получат по 10%, французская Engie — 9%. Подписание не анонсировалось до последнего момента, даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков еще на прошлой неделе опровергал подписание соглашения на форуме во Владивостоке.

Nord Stream 2 — проект строительства газопровода мощностью 55 млрд кубометров из России в Германию через Балтийское море. Предполагается, что маршрут по дну моря, а также точка входа в газотранспортную систему Германии в Грайфсвальде будут те же, что и у первого Nord Stream, запущенного в 2011 году.

Также Европа и Россия 11 сентября в Вене обсудят поставки газа Украине

Кроме того, "Газпром" неожиданно вернулся к сделке по обмену активами с немецкой BASF (материнская компания Wintershall). Переговоры по ней начались еще в 2012 году, но в конце 2014 года она была остановлена по инициативе немцев, хотя Еврокомиссия дала свои разрешения. За две недели до этого "Газпром" отменил проект South Stream, а уже этой весной глава компании Алексей Миллер в Берлине заявил, что если ЕС хочет уйти от отношений взаимопроникновения и взаимозависимости в газовой сфере, то и "Газпром" будет менять свою стратегию. На рынке это заявление восприняли как отказ от политики выхода на конечного потребителя в Европе, которую "Газпром" вел десять лет. Теперь, закрывая сделку с BASF, "Газпром" совершил еще один крутой поворот: монополия консолидирует доли в компаниях по сбыту и хранению газа в Германии Wingas, WIEH и WIEE и получает 50% в WINZ (владеет месторождениями в Северном море). Это противоречит идее выхода из европейских активов и ставит "Газпром" под удар в том случае, если на компанию будут распространены санкции.

Но сделка свидетельствует и об изменении позиции BASF. По словам источников, знакомых с ситуацией, немецкая компания затормозила сделку, поскольку "она была невозможна в тех политических условиях". "В прошлом году BASF была очень осторожна и не собиралась идти на конфликт с политическим руководством Германии из-за отношений с "Газпромом" — видимо, сейчас такого конфликта нет",— замечает один из собеседников "Ъ". Другой источник уверяет, что сейчас BASF сама предложила закрыть сделку, поскольку для немцев было важно избавиться от низкорентабельных для них газовых активов. В BASF и "Газпроме" от комментариев отказались. "Сейчас эту сделку нужно расценивать чуть шире, чем бизнес-кейс. Это может быть нащупыванием общей базы для совместных шагов, в том числе и в политике",— считает Мария Белова из Vygon Consulting.

Опрошенные аналитики согласны с тем, что Nord Stream-2 как вариант обхода Украины имеет существенные преимущества перед "Турецким потоком" в четырехниточном исполнении. «Nord Stream уже является выгодным проектом для акционеров, так что его расширение имеет больший смысл, чем "Турецкий поток"»,— полагает Тьерри Бро из Societe Generale

Само по себе подписание соглашения акционеров по Nord Stream 2 уже свидетельствует о том, что в ЕС, как и прежде, нет единой позиции ни по отношениям с "Газпромом" в целом, ни по наиболее острому сейчас вопросу транзита газа через Украину. Крупнейшие энергокомпании Британии, Франции, Германии и Австрии подписались под проектом, реализация которого если не прекращает, то минимизирует транзит газа через страну, которую политически все эти государства продолжают поддерживать. Соглашение идет вразрез с позицией Брюсселя: по мнению вице-президента ЕК Мароша Шефчовича, никакие газопроводы в обход Украины не нужны. Оно также выглядит как дискриминация южных стран ЕС, которым в прошлом году США и Еврокомиссия помешали построить South Stream. Теперь же предлагается строить газопровод, который при мощности 55 млрд кубометров в год принесет миллиарды долларов транзитных платежей не Болгарии и Венгрии, а Германии и Чехии. Кроме того, практически весь российский газ будет приходить в Европу через Германию, что обеспечит немецкие газопроводные компании стабильными денежными поступлениями на десятилетия.

"Участники South Stream — Болгария, Греция и Италия — страны не того веса, которые могут добиться решения вопреки общей политической линии, а Германия сможет",— считает глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. По его мнению, Берлин по-прежнему привержен идее диверсификации газовых поставок и сокращения зависимости от России и будет политически поддерживать Украину, но тут выбрано прагматичное решение.

"Груз всякого рода ответственности на немцах велик, Германия сейчас главный хранитель европейских ценностей, и в этой ситуации немецкий бизнес опасается, что долговременный конфликт с РФ может подорвать гарантии развития экономики",— говорит господин Лукьянов. "В Германии считают, что Украину нужно поддерживать, но путь к демократии и реформам очень длинный, и мы теряем время — украинскую газотранспортную систему нужно модернизировать, но инвестировать никто не готов",— говорит научный руководитель Германо-российского форума Александр Рар, добавляя, что от Германии "требуют и обеспечения энергобезопасности, и денег в кошелек ЕС". Он подчеркивает, что планы по Nord Stream 2 не нарушают законодательства ЕС, в том числе Третьего энергопакета, а подход к проекту отражает сохраняющееся разделение между позициями "старого Запада" и нового Востока Европы.

Собеседники согласны с тем, что очень важной окажется позиция США. "Сейчас ведутся очень важные для ЕС и Германии переговоры с США по трансатлантическому договору о свободной торговле (TTIP), в ходе которых Вашингтон предлагает поставлять в Европу свой газ",— отмечает господин Рар, добавляя, что "США выступали и против первого Nord Stream, но все было построено". По мнению Лукьянова, США мало что могут сделать — восточной политике Германии уже полвека, и "всегда, когда речь заходила о ее прямых интересах, Германия добивалась своего". "Немцам придется отвечать на неприятные вопросы, но не факт, что они собираются полностью лишать Украину транзита. Скорее всего, они постараются сделать так, чтобы разрыв "Газпрома" с Киевом не был резким",— полагает он. По словам источников издания в отрасли, при падении транзита ниже 40 млрд кубометров в год эксплуатация украинской ГТС нерентабельна и Киеву придется консервировать часть системы.