Сегодня за закрытыми дверями состоялось заседание Национального совета реформ при президенте Украины, где рассматривались варианты налоговой реформы от правительства и общественных организаций. Как сообщили «Вестям» в Минфине, информирование прессы о деталях обсуждения не предусмотрено.

Тем не менее, общие черты реформы, предлагаемой Минфином, накануне обрисовала сама глава ведомства Наталья Яресько. Она подчеркнула, что в варианте Минфина акцент делается не только на изменении ставок основных налогов, но и на кардинальном улучшении администрирования.

Основные параметры реформы уже окрестили «три двадцатки». С 18% до 20% повышается налог на прибыль предприятий, с 15-20% до 20% повышается налог с доходов физических лиц, но при этом с 41,5% (среднее значение в действующем Налоговом кодексе) до 20% понижается единый социальный взнос. Размер НДС не меняется — 20%. Унификация ставок, по словам министра, нужна, чтобы уменьшить субъективность администрирования налогов фискальными органами. А также сократить возможности для оптимизации налогового бремени за счет манипулирования разными налоговыми режимами и ставками.

«Мы снимаем этот вопрос. У всех будет одна ставка, выбирай — кем быть. И субъективности здесь нет, и оптимизации», — заявила Наталья Яресько в интервью РБК-Украина.

И хотя министр финансов считает, что сбор налогов — не главная цель реформы, она все же была вынуждена признать, что и без реформы правительству придется закрывать дыру в бюджете на следующий год в 80 млрд грн. Залатать эту брешь планируют за счет вывода экономики из тени. Напомним, что по данным Министерства экономического развития, более 50% экономики Украины находится именно там.

А также за счет повышения акцизов, лицензирования добычи янтаря, реформы упрощенной системы. В частности, из четырех групп останутся только три. Право на использование данной системы лишаться СПД, чей оборот превышает 2 млн. грн и юридические лица.

Все — для бюджета

Юристы и эксперты, опрошенные «Вестями», пока видят в налоговой реформе властей только одно — желание поскорее наполнить бюджет и не верят в возможность быстрого выхода экономики из тени.

«Сейчас бюджет Украины настолько нуждается в средствах, что вместо взвешенной либеральной налоговой реформы мы получаем увеличение ставок налогов. Налог на прибыль — 20% вместо 18% существующих, НДС 20% — без изменений, налоговая нагрузка на зарплату снизится незначительно: 40% вместо 55% отчислений при существующих ставках НДФЛ и ЕСВ», — отметила «Вестям» налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса Александра Томашевская. Поэтому, по ее словам, первичными для оценки реформ являются не ставки налогов, а процедуры «выбивания» налоговых поступлений из налогоплательщиков.

«Увеличивая размер ставки налога на доходы физлиц на 5% правительство, прежде всего, хочет решить вопрос наполняемости бюджета, а не исчезновения «конвертных зарплат», — соглашается Артем Устюгов, юрист консалтинговой компании SAFIR Law&Finance.

Аналитик Инвестхолдинга «ФИНАМ» Антон Сороко отмечает, что унификация ставок удобна с точки зрения администрирования налогов и упрощения всей системы. Что в текущей экономической ситуации повысит прогнозируемость наполнения бюджета. По его словам, плоская налоговая шкала (с едиными ставками) обычно используется в развивающихся странах. Большинство развитых имеют прогрессивную шкалу хотя бы в части налогов.

Секвестра не миновать

Что касается единого социального взноса, то этого, по словам Артема Устюгова, давно заждался весь бизнес. Именно огромная ставка ЕСВ (минимум 37,6%) главная причина выплаты теневых зарплат. «Не сразу, но уменьшение ставок ЕСВ одновременно с ужесточением ответственности за «серые зарплаты» позволит правительству вывести бизнес на официальные зарплаты своим сотрудникам», — говорит эксперт.

Однако уменьшение ставок ЕСВ пропорционально увеличивает дефицит Пенсионного фонда, который и так дотируется из бюджета. «Фактически, правительство хочет компенсировать уменьшение ставок ЕСВ — увеличением ставок налога на доходы физических лиц, не имея конкретной статистики трудно сказать насколько это получится», — заметил Устюгов.

Зато, как отмечает Александра Томашевская, если будет поднята налоговая планка для малого и среднего бизнеса, который дает около 30% поступлений в бюджет, можно спрогнозировать лишь сокращение поступлений в бюджет.

В то же время проблема «обналичивания» денежных средств не будет решена. Так как при повышенных ставках налога на прибыль и налога на дивиденды все предприятия будут стремиться стать максимально «убыточными». «Те, кто и так платил все налоги, будут их платить, а кто находился в тени — там и останется», — убеждена Томашевская.

Антон Сороко говорит, что варианты налоговой оптимизации — перевод активов в оффшорные зоны, снижение прибыли за счет фиктивных расходов, сокрытие активов и прочие только в деталях отличаются, в зависимости от законодательства страны. При этом нужно понимать, что борьба с тенью в большей степени должна предполагать создания благоприятных условий для ведения бизнеса, а не административное давление. «Если предприниматели не могут получать прибыль с текущей налоговой нагрузкой, то они вынуждены «уходить в тень», перед ними стоит выбор: банкротство или оптимизация. Естественно, они выбирают второе. Для пополнения бюджета в текущей экономической ситуации больше вероятен секвестр бюджета», — спрогнозировал он «Вестям».