Украинские производители немного выгадали от торговых преференций, полученных нашей страной от Евросоюза более года назад. Вместо ожидавшегося роста экспорта в ЕС на 4,5% наши компании увеличили свои поставки лишь на 1,5%.

Об этом свидетельствует исследование, проведенное сотрудниками Института экономических исследований и политических консультаций. Его научный сотрудник, эксперт по вопросам торговой политики Николай Рыженков, сообщил, что наибольший прирост (36,1%) экспорта в ЕС произошел в мае прошлого года, но уже в ноябре началось падение, которое по итогам первого полугодия 2015-го составило 35,5% при общем сокращении вывоза продукции на 35,1%.

Он подчеркнул, что позитивный эффект от применения автономных торговых преференций Украиной в торговле с Евросоюзом за год их действия был сведен к минимуму из-за влияния целого ряда негативных факторов.

«Можно выделить оккупацию украинских территорий, где были сосредоточены многие экспортно-ориентированные предприятия, падение мировых цен на ключевые сырьевые украинские товары, подорожание импортного сырья за счет девальвации гривни и введения дополнительного импортного сбора», — перечислил эксперт.

Как писали «Вести», в конце апреля 2014 года ЕС в одностороннем порядке применил положения зоны свободной торговли с Украиной, включая отмену или значительное снижение ввозных пошлин и предоставление тарифных квот на поставки различных видов продукции. Предполагалось, что от этих преференций выиграют в первую очередь аграрный сектор, а также предприятия легкой и пищевой промышленности. Однако оказалось, что в прошлом году наибольший прирост дали вывоз древесины и изделий из нее (11,6%), промтоваров (11,2%), машин и оборудования (7%), продтоваров и сырья для их производства (4,4%).

Важную роль в стимулировании экспорта сыграли также так называемые тарифные квоты, в рамках которых можно было экспортировать товары вовсе без пошлин. Но в прошлом году Украина использовала всего 20 из 37 товарных квот, а в этом году — и того меньше — 16.

По данным аналитиков, эффективному использованию тарифных квот мешали проблемы, связанные с соблюдением стандартов безопасности пищевых продуктов, низкая конкурентоспособность украинской продукции и недостаточные объемы производства.

Зато украинские экспортеры уже выбрали полностью квоты на поставки кукурузы, круп, натурального меда, виноградного и яблочного сока. По переработанным или консервированным томатам в прошлом году квота была выбрана полностью, а в этом году — на 76,3%. Более эффективно заполняется и квота по сахару (87% против 2,6% в 2014 году) и овсу (73,2% против 1,6% в 2014 году). А по мясу птицы в прошлом году мы выбрали 77,3% годовой квоты, а в этом пока только 28%.

Тем не менее, недавно премьер-министр Арсений Яценюк заявил о намерении договориться с Евросоюзом об увеличении квот.

Что нужно Европе?

В то же время, в прошлом году при росте экспорта из Украины в ЕС на 1,5% общий объем вывоза товаров из страны сократился на 23,5%. То есть автономные торговые преференции лишь обнажили болевые точки нашего экспорта и эффективности производства.

«Европейский рынок масштабный, но очень динамичный и требовательный к качеству и безопасности продукции, на котором присутствуют компании со всего мира. Поэтому сейчас надо думать не над тем, какие еще товары мы можем поставить в ЕС, а какие товары там готовы купить. Мы можем, например, делать прекрасный шоколад, но европейцам нужен менее калорийный продукт», — пояснил «Вестям» председатель правления Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.

Поэтому на рынках ЕС проходит ротация экспортеров и, по данным исследователей, в прошлом году приток фирм на рынки ЕС значительно превышал количество выходов новых украинских игроков на остальные рынки стран мира. Однако новые предприятия выходили со значительно меньшими объемами продукции и не могли существенно повлиять на общую динамику экспорта в ЕС.

При этом нельзя говорить, что позитивного эффекта от автономных торговых преференций нет.

«Он есть. Доступ на европейские рынки для украинских компаний был облегчен, и это сказалось на внешней торговле», — сказал «Вестям» Бураковский.