Украинские банки стали с меньшим рвением скупать правительственные долги, и попутно избавляются от уже имеющихся в портфелях облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ). С начала 2015 г. их объем на банковских балансах сократился почти на 10 млрд. грн. (на 10,7%) — до 83,4 млрд. грн к 27 июля.

По словам экспертов, выход финучреждений из государственных бондов может быть связан с нехваткой ликвидности в банковской системе, вызванной оттоком клиентских средств.

Низкий уровень доверия к банкам, в том числе из-за политики Нацбанка по очистке рынка, стимулирует население изымать из системы свои вклады, а сложная социально-экономическая ситуация — увеличивает объемы просроченных кредитов. «Это заставляет банки «выходить в деньги», а с ОВГЗ как высоколиквидным инструментом, это сделать проще, чем с другими видами активов», — сказал «Вестям» независимый финансовый эксперт Павел Крапивин.

Помимо этого банки могли избавляться от госбумаг, принимая во внимание возможный дефолт Украины. Опасаясь, что Минфин не заплатит не только по внешнему, но и по внутреннему госдолгу.

«Банки опасаются держать у себя на балансе такого рода активы. На их поведение повлияли риски, связанные с тем, что вряд ли эту задолженность будут реструктуризировать (по аналогии с внешним долгом)», — отметил «Вестям» аналитик инвестхолдинга «Финам» Антон Сороко.

Как писали «Вести», министр финансов Наталия Яресько допускала возможность «технического» дефолта Украины. Но 24 июля Украина все-таки выплатила $120 млн процентных обязательств по пятилетним еврооблигациям с погашением в 2017 г.

Но это вряд ли это остановит банки в их желании избавиться от гособлигаций, ведь угроза дефолта по следующим выплатам остается.

А освободившиеся от продажи гособлигаций средства (почти 10 млрд грн с начала года), по мнению начальника управления операционных и рыночных рисков банка VTB (Украина) Андрея Грищенко, могут быть направлены на покупку депозитных сертификатов Нацбанка. Их доходность гораздо выше, чем по ОВГЗ: не до 15% годовых, а порядка 19-22% годовых в зависимости от срока вложения.

Не исключено, что часть суммы, полученной после сброса правительственного долга, пойдет на наличный валютный рынок или на выдачу межбанковских кредитов, считает главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт Рейтинг» Виталий Шапран.

С ним соглашается и Павел Крапивин, отмечая, что банки, помимо компенсации оттока вкладов, могут использовать эти деньги на межбанке и при операциях на рынке форекс.

Правда, с экспертами не соглашается Андрей Грищенко, отмечая, что валютный рынок на текущий момент сильно зарегулирован, поэтому свободная ликвидность не оказывает на него никакого влияния. Также такая сиюминутная прибыль вполне может обернуться проблемами в отношениях с регулятором, что вряд ли пойдет на пользу любой кредитной организации. «В тоже время, межбанковский ресурсный рынок покрыт «туманом недоверия» — банки держат минимальное количество открытых лимитов и работают только с теми, в ком уверены на 100%», — резюмирует банкир.

В целом же рынок ОВГЗ в Украине, по словам банкиров, фактически умер с началом кризиса 2014 года. «Доходность на первичном рынке в 12-15% по гривне никому не интересна, а на вторичном — продажа по рыночной доходности будет означать убыток для продавца», — объяснил Грищенко.

Все, что происходит сейчас с гособлигациями в портфелях банков, по словам банкира, это или погашение ранее приобретенных бумаг, или же «технические размещения» Министерства финансов через государственные банки для рефинансирования существующих выпусков.