Для украинских вкладчиков собираются ввести новые правила вложения денег. 16 июля в пакете «законов для МВФ» в Верховной Раде будет вынесен на голосование законопроект №2045а «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования системы гарантирования вкладов физических лиц и выведения с рынка неплатежеспособных банков». Банкиры, Минфин, НБУ и Фонд гарантирования вкладов физлиц надеются, что «на парламент снизойдет святой дух» и закон будет принят в целом, заметил глава Совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек.

Как писали «Вести», в первом чтении законопроект был принят 18 июня. Основной его задачей считается расширение возможностей Фонда гарантирования в процессе управления активами неплатежеспособных банков и максимальное упрощение и ускорение процедуры получения выплат их вкладчиками.

В частности, положения законопроекта обязывают банки вести базу данных с возможностью ежедневного формирования информации о вкладчиках, а за создание обстоятельств, которые делают невозможным идентификацию вкладчика предусматривается уголовная ответственность. От штрафов в 13,6-17 тыс. грн. (повторно — 34-51 тыс. грн.) до тюремного заключения — до 4 лет.

«У VAB и Дельта Банка база была в таком состоянии, что разобраться в них не то что за 30 положенных законом дней, а за три месяца еле удалось. А тысячи людей при этом стаяли в очереди», — напомнил заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик.

Кроме того, сроки действия временной администрации в банках планируют сократить со 120 до 60 дней, а также изменить схему взаимодействия Фонда гарантирования с НБУ при работе с проблемными банками. «Заложен механизм взаимодействия с банком не на этапе неплатежеспособности и введения администрации, а еще на этапе проблемности, чтобы Фонд был готов, если что, принимать «клиента», — отметил директор юридического департамента Нацбанка Виктор Новиков.

Также, по его словам, меняются критерии неплатежеспособности банков, «чтобы банк не продолжал агонию в проблемности», а переходили в Фонд еще с деньгами на счетах. «И чтобы очередь кредиторов не заканчивалась Фонд гарантирования, которому далеко не всегда удается хотя бы вернуть свои деньги, выданные банкам для выплат», — сказал он.

Достанется после принятия законопроекта и акционерам банка (владельцам существенного участия) и топ-менеджерам, ответственность которых за ситуацию в подконтрольном им финучреждении тоже усиливают. «Сейчас Фонд подготовил претензии на общую сумму 87 млрд. грн, из которых 37 млрд. — за доведение банков до неплатежеспособности», — объяснил масштаб проблемы Андрей Оленчик.

При этом, по словам заместителя министра финансов Антона Шевелева, в законопроект перед вторым чтением «прокрались» несколько правок, которые «связаны с бизнес-интересами конкретных лиц» и «оставляют возможности для злоупотребления уполномоченными лицами Фонда». В частности, это касается возможностей взаимозачета депозитов и кредитов (в первой редакции закона на такие действия был установлен прямой запрет — Авт.). Но представитель Минфина также выразил надежду на благоразумие депутатов.

Добавят статью и запретят

В то же время окончательно избавиться от запрета на дробление вкладов (разбивку крупного депозита на несколько частей по 200 тыс. грн, каждая из которых попадает под госгарантии) не удалось. Как сообщил «Вестям» Андрей Оленчик, хотя хорошо структурированная система, предложенная первой редакцией законопроекта, в процессе доработки не выжила, в ст. 38 закона «О системе гарантирования вкладов» будет добавлен пункт, позволяющий признавать договора с признаками дробления ничтожными.

«Это гораздо уже, чем то, что было сначала, но все равно позволяет работать», — сказал он и уточнил, что признание договоров дробления ничтожными не означает, что вкладчик вообще ничего не получит. «Если у человека было 800 тыс. грн, а он раздробил вклад на четыре по 200 тыс., то после признания договора ничтожным у него снова будет просто депозит на 800 тыс. грн. Из которых он по закону получит 200 тыс. из Фонда. А остальное – вместе со своей 4-й очередью кредиторов, куда попадают вкладчики «200+», — объяснил Андрей Оленчик.

Кроме того, по его словам, такие действия со стороны Фонда возможны исключительно в случае, если разбивка депозитов проведена с нарушением действующего законодательства, и в законе это однозначно указано.

Пока же ФГВФЛ уже заморозил счета 18 тысяч клиентов «Дельта Банка», вклады которых были раздроблены за несколько дней до признания банка неплатежеспособным, и выплаты по ним не производятся. Разблокировка проводится по мере проверки и признания законности процедуры, а информация о «не прошедших» передается в правоохранительные органы. А данные по тем счетам, которые дробились сразу на два десятка новых вкладов на разные имена, отправляются туда прямым ходом. При этом большинство сомнительных операций, по словам Андрея Оленчика, подпадает под определение «мошенничество».

Ответственность — усилить

В то же время банкиры настаивают на необходимости в будущем усилить ответственность вкладчиков за выбор банка и отучить их гоняться за повышенными процентами в ненадежных финучреждениях. «Человек несет в банк под 30%, через три месяца забирает сумму с процентами из Фонда гарантирования и прямым ходом несет в другой банка под 40%. А чего, государство же платит», — объясняет абсурдность ситуации зампред Ощадбанка Антон Тютюн.

По его словам, хотя у нас в стране нельзя сделать так, как за границей, где выплату из аналога Фонда гарантирования можно получить только один раз в пять лет, потому что сейчас на рынке происходит беспрецедентная чистка, помноженная на девальвацию, какая-то солидарная ответственность вкладчика все же нужна.

Со своей стороны, банкиры согласны изменить схему отчисления регулярных взносов в Фонд при условии, что их размер можно будет оценить наперед и учесть при планировании. Как известно, сейчас банки платят в ФГВФЛ регулярный ежеквартальный сбор: 0,5% суммы вкладов в гривне, 0,8% — в иностранной валюте.

Но в банковском сообществе идут разговоры о том, что банки, которые занимаются «высокорисковыми операциями», депозитные ставки у которых значительно выше среднерыночных, а валютный портфель превышает гривневый, должны отчислять больше. Предлагаемую в законопроекте 2045 «плавающую» идею они не поддерживают, но считают, что этот вопрос можно решить в рабочем порядке. А завтра — голосовать «за».