Скандал с дефолтом Греции, которая сегодня не выплатила 1,5 млрд. евро по кредиту МВФ, может подтолкнуть европейских кредиторов к диалогу с Украиной и ускорить подписание ею соглашения по реструктуризации госдолга, считают опрошенные «Вестями» финансисты.

«Теоретически, масштаб экономических и финансовых проблем Украины может несколько померкнуть на фоне Греции, а наше правительство может выглядеть более договороспособным, чем греческое, что улучшит наши шансы на достижение целей реструктуризации внешних долгов, которые ставит перед собой наше правительство», — сказал нам гендиректор «Украинского кредитно-рейтингового агентства» (UCRA) Станислав Дубко.

В то, что кредиторы станут сговорчивее, верит и заместитель председателя правления Банка Кредит Днепр Сергей Волков: «Учитывая последствия экономических проблем Греции на состоянии мировых финансовых рынков, такое развитие событий может положительно повлиять на решение кредиторов Украины о реструктуризации внешних обязательств в соответствии с требованиями МВФ».

Негативная сторона греческого дефолта для нас — это остановка мирового рынка заимствований. Резкое снижение аппетита кредиторов, которые до недавнего времени еще задумывались о вложениях в рисковые страны, когда хотели подзаработать: получить за одолженные доллары или евро не 2-5%, а 7-12% годовых. После потерь в Греции, большинство из них не решаться на рисковые вложения, и ограничатся финансированием проектов в странах, где по долгам платят вовремя и в полном объеме.

«Одно из последствий греческого дефолта для нас — это выход инвесторов не только из кризисной экономики, но из высокорисковых стран третьего мира. К их числу можно отнести и Украину. Это едва ли может сказаться на кредитных программах международных фондов, но вот частные инвестиции в страны третьего мира в периоды кризисов сокращаются. И хотя сейчас очереди из частных инвесторов в нашей стране нет, базово дефолт Греции нельзя назвать позитивным сигналом для Украины», — подчеркнул в беседе с «Вестями» председатель правления Коммерческого индустриального банка Вадим Березовик.

Украину сейчас склоняют не к греческому, а к итальянскому сценарию, и призывают не повторить ошибок Афин. «Наша страна должна завершить переговоры с кредиторами с результатом снижения долговой нагрузки на бюджет и на свой платежный баланс. Украине также нужны системные реформы. В свое время приход технократа Марио Монти к власти в Италии спас страну от кризиса суверенного долга. На посту премьер-министра Монти смог эффективно провести все нужные мероприятия за очень короткий срок, дал старт важным реформам, наладил эффективную координацию денежных потоков, и смог добиться снижения внешней нагрузки на экономику Италии. Если наше правительство будет действовать также быстро, жестко и эффективно, то долговой коллапс Греции на нас серьезного влияния не окажет», — заверил начальник отдела стратегического планирования UniCredit Bank Егор Перелыгин.

Банки и гривна

В Украине немного банков с греческими корнями — Универсал Банк, которым владеет Eurobank Ergasias S.A., и Пиреус Банк (Piraesbank S.A.). Афинский гигант — National Bank of Greece, — который ни раз пытался обосноваться в нашей стране, так здесь и не осел. Потому эксперты не предвидят серьезных последствий от нынешнего греческого кризиса и для нашей банковской системы. «Если бы еще отечественные финучреждения рассчитывали на привлечение кредитов от европейских инвесторов, греческий дефолт мог бы оказать существенное влияние на банковский сектор Украины. Но в последние несколько лет путь украинским банкам на европейские рынки капитала почти полностью закрыт», — подчеркнул Вадим Березовик.

Косвенно наши банки может задеть через «дочки» итальянских, французских, австрийских банков, которых имеют в Украине крупные финансовые группы ЕС. Об этом заговорили после того, как 30 июня произошел обвал акций европейских банков, и их рыночная капитализация за сутки просела сразу на 50 млрд. евро. «Многие европейские банки, и не только они, имеют в своих портфелях ценные бумаги и другие долговые обязательства Греции или греческих компаний. Конечно, на фоне громких заявлений о возможном дефолте страны и даже выходе ее из состава зоны евро, инвесторы начинают выходить из акций держателей таких бумаг. У всех перед глазами относительно недавний пример, когда вопрос греческих долгов активно обсуждался», — заметил Березовик. Но выделил при этом только две самые уязвимые к греческим проблемам страны. «Среди кредиторов Греции есть и сам Евросоюз, есть как государственные организации, так и частные компании из Франции, Германии. В этих странах сконцентрирована большая часть портфеля долгов Греции. Конечно, они пострадают сильнее остальных», — заметил он. В тоже время об уходе из Украины европейских банков эксперты пока не говорят. Всего лишь опасаются, что те не смогут в полной мере помочь своим украинским структурам, если это вдруг потребуется.

При этом финансисты пока не видят угрозы для курса гривни. «Мы не ожидаем сколь-либо существенного влияния возможного дефолта Греции на курс украинской национальной валюты, так как сегодня он преимущественно зависит от внутренних факторов. Да и Нацбанк имеет все рычаги для влияния на ситуацию», — заверил «Вести» председатель правления УкрСиббанка BNP Paribas Group Филипп Дюмель.

От девальвации до новой валюты

Немного сократится размер гривневых заработков украинских компаний, экспортирующих товары в Евросоюз — где-то на 1%. Именно настолько, в ближайшее время может просесть курс евро, который они получают на свои счета. Во вторник евровалюта потеряла где-то полпроцента — упала до $1,1141/евро. Очень много давалось разных прогнозов в случае полноценного дефолта (полного отказа от выплаты внешнего долга) и выхода Греции из еврозоны: по одним оценкам, курс евровалюты должен был просесть до $1,0 /евро, а по другим и вовсе до $0,9/евро.

Более серьезного урона от Афин не ждут. «Греция не представляет собой системную экономику в Еврозоне: по анализу экспертов, реально составляет всего 2% от экономики всей еврозоны. Выход Греции из монетарного союза не повлечет за собой каких-либо серьезных макрошоков или спекулятивных паник. Также, нужно подчеркнуть, что Европейский Центробанк и сильнейшие экономики Еврозоны сделают все, чтобы удержать стабильность монетарного союза. В конечном итоге — очень вероятно, что в 12 месячной перспективе можно будет даже наблюдать укрепление курса евро по отношению к доллару», — уверен Егор Перелыгин.

В тоже время нужно помнить, что согласно последней нацбанковской статистике, доля евро в общих поступлениях от украинского экспорта составляет лишь 15% (доминирует доллар — 70-75%). В выплатах вес евровалюты выше — 28-29%. Но как раз в этом контексте нам девальвация евро выгодна, поскольку придется меньше платить по внешним долгам.

Так что большой беды в девальвации евро пока не видят — это поддержит европейских экспортеров, чья продукция окажется более конкурентоспособной на внешних рынках. А в самом крайнем случае, в Европе может появиться новая денежная единица — для стран-неудачников, которых выгнали из еврозоны. «Может произойти разное, вплоть до формирования некой новой валюты для более узкого круга стран ЕС. Так что говорить о долгосрочной перспективе евро я бы сейчас не рискнул. В конце концов, даже в случае сдержанного сценария, в рамках которого Греция остается частью еврозоны, падение курса евро относительно других валют дает серьезные преференции для производителей-экспортеров еврозоны. А значит, вероятное бегство инвесторов из евро будет компенсироваться улучшением показателей торгового баланса. Дорогой доллар или, скажем, швейцарский франк, не нужен ни США, ни Швейцарии», — объяснил Вадим Березовик.

А что сама Греция?

Для самой Греция сейчас очевидны два сценария. Пессимистический — дефолт и выход из еврозоны, который неизбежно приводит возврат страны к ее старой валюте — драхме.

«После чего начнется полномасштабная эмиссия и инфляция, в процессе которых Греция будет пытаться перекрыть свои обязательства и залатать бюджетные дыры новой валютой по новому курсу. Это обвалит покупательскую способность населения на 40-50% в первые 12 месяцев. Внешние рынки капитала закроются для Греции на ближайшие несколько лет. Системных инвестиций, скорее всего, в ближайшее время тоже не будет. Под вопросом также будет спекулятивный капитал. Социальной сфере будет нанесен непоправимый удар, и греческому населению придется учиться жить в абсолютно новых реалиях», — спрогнозировал «Вестям» Егор Перелыгин.

Все это перспектива ближайшего года. И останется надежда только на то, что власти смогут перезагрузить экономику страны, и начнут наращивать ее экспортный потенциал — хотя бы таким образом привлекать в экономику иностранную валюту. И привязать к ней восставшую из пепла драхму. Наиболее перспективным для Греции сейчас считается туризм, судостроение, морская логистика и аграрный комплекс.

Оптимистический вариант — это голосование греков на референдуме за европейский путь страны. И как следствие: новые переговоры с кредиторами, в ходе которых Афинам нужно добиваться списания, по меньшей мере, половины госдолга, и рассрочки оставшихся 50% задолженности на 7-10 лет. С попутным выделением новых кредитов и латанием за их счет дефицита госбюджета.

К этому варианту греческие власти и европейские кредиторы могут вернуться даже после технического дефолта, который был допущен 30 июня — когда МВФ не получил свою выплату в 1,5 млрд. евро. Ключевое здесь — политическая договоренность. Под нее будут подстраиваться и выплаты по старым кредитам и выдачи новых.

«На сегодняшний день Европейский Центробанк банк залил 89 миллиардов евро ликвидности в греческую экономику (Emergency Liquidity Assistance). Пока еще не ясно, как он собирается классифицировать пропущенный платеж Греции МВФ. Ведь ЕЦБ, теоретически, может продолжать помогать греческой банковской системе по программе ELA. Может отказаться классифицировать пропущенный платеж как дефолтное событие и продолжать рефинансировать банки Греции по критериям «кредитоспособности» и «качества залогов». Таким образом, пропустив платеж МВФ, Греция может продолжать получать вливания ликвидности от ЕЦБ, пока не будет политического решения закрутить вентиль или отпустить Грецию из монетарного союза», — резюмировал Перелыгин.