При техническом дефолте Украины в июле, вероятность которого сегодня спрогнозировал Goldman Sachs, и подтвердила министр финансов Наталия Яресько, иностранные кредиторы на время приостановят финансирование кредитных программ в нашей стране. Об этом «Вестям» сообщил ведущий советник по внешним связям Европейского банка реконструкции и развития Антон Усов.

«По каждому из рассматриваемых нами сейчас проектов потребуется принятие допрешений. И по госсектору, и по муниципалитетам, и по частному сектору. Если Минфин действительно объявит временный мораторий по выплате внешнего госдолга, то мы сначала выясним позицию по этому вопросу МВФ, затем — наших акционеров, а потом должны будем провести по каждому проекту дополнительный блиц-анализ, и получить заключение. Сложно сказать, сколько это займет, но на это потребуется время, и решения по новым проектам и финансирование по уже утвержденным придется поставить на паузу», — отметил он.

И уточнил, что речь идет о десятках программ, многие из которых нацелены на госсектор и муниципалитеты. Но не конкретизировал под что в ближайшее время ЕБРР собирался давать деньги. Сказал лишь, что пока у Украины есть все шансы повторить по объемам финансирования прошлогодний рекорд — $1,2 млрд.

Правда, источник «Вестей» в ЕБРР сообщил, что Европейский банк реконструкции и развития совместно с Европейским инвестиционным банком сейчас работает над масштабным проектом для нашего НАК «Нафтогаза». С выделением $500 млн. на закупку газа под новый отопительный сезон.

«Если же Минфин объявит не технический, а полноценный дефолт, то остановится все внешнее финансирование. И не только наше, но и МВФ и других крупных кредиторов», — внес ясность на перспективу Антон Усов.

Блеф и игра

Похожие оценки дают и другие эксперты. «Основной риск технического дефолта — ограничение доступа к внешним рынкам, а соответственно и наполнения госбюджета за счет внешних источников. Но учитывая, что в последнее время внешние рынки итак ограничены, для Украины — это не столь критично», — сказал «Вестям» заместитель председателя правления Банка Кредит Днепр Сергей Волков. «Украина будет на долгие годы отрезана от рынков капитала», — согласился с ним руководитель аналитического департамента инвестиционной компании «АРТ Капитал» Игорь Путилин.

Большинство опрошенных «Вестями» финансистов уверены, что пока все заявления Минфина о возможном дефолте — это блеф. Чтобы посильнее надавить на иностранных кредиторов в ходе переговоров по реструктуризации внешнего госдолга. «Вероятность объявления дефолта, скорее всего, сейчас неизвестна даже Министерству финансов, поскольку все будет зависеть от хода переговорного процесса», — заверил «Вести» начальник управления операционных и рыночных рисков банка VTB (Украина) Андрей Грищенко.

Причем, эксперты призывают не привязываться к конкретным срокам: если Минфину не удастся договориться с кредиторами, то он может объявить дефолт в любой момент. «Он был очень вероятен 20 июня, когда Украина должна была выплатить купон по «российскому» долгу. Он одинаково возможен и 24 июля — дата погашения купона по еврооблигациям на $120 млн., и 23 августа — выплата по еще одному купону $60 млн., и даже 23 сентября — погашение еврооблигаций на $500 млн. Все будет зависеть от хода переговоров с кредиторами и понимания Минфина того, что мораторий действительно сможет повлиять на позицию кредиторов», — рассказал «Вестям» руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Главное — скидка

На текущий момент есть два варианта дальнейшего развития ситуации. Первый — пассивный: Минфин продолжит и дальше только на словах пугать кредиторов дефолтом и вести переговоры три месяца — до 23 сентября пока не придется гасить крупный выпуск еврооблигаций ($500 млн.). Второй — активный, он позволит форсировать события: Украина действительно не заплатит по одному из выпусков еврооблигаций. Либо $120 млн. в июле, либо $60 млн. в августе. И пока июльский вариант более предпочтительный, из-за большой суммы выплаты, которую кредиторы сильнее прочувствуют.

«Возможное введение моратория на обслуживание частного долга — это ни в коем случае не цель Минфина, а всего лишь средство влияния на комитет кредиторов, с целью добиться максимально комфортных для всей Украины условий реструктуризации внешнего долга. Очевидно, и разговоры об этом, и подобного рода заявления внешних экспертов, помогают украинской стороне убедить кредиторов в серьезности намерений отстоять именно свой вариант реструктуризации долга», — при этом отметил Паращий.

Цель власти вряд ли изменится — она продолжит настаивать на списании 40% долга и продлении срока выплат на 7-10 лет.

Говорят, что то-то подобное сейчас выпрашивает у кредиторов Греция. При этом финансисты настаивают, что у нас куда больше поводов требовать для себя столь мощных поблажек. «Война, потеря куска территории вполне могут считаться тем самым форс-мажором, который, обычно, закладывается в любой договор между двумя сторонами. Если сравнивать Украину, скажем, с Грецией, которая занимает куда более агрессивную позицию в переговорах с кредиторами, то ее экономическая ситуация обусловлена далеко не такими объективными предпосылками, как у нас», — подчеркнул в разговоре с «Вестями» председатель правления Коммерческого индустриального банка Вадим Березовик.

Чем опасен дефолт

Эксперты уверены, что технический дефолт (временная приостановка выплат) не закроет для Украины получение кредитных траншей МВФ — только полноценный (с полным отказом страны от всех выплат по госдолгу). Потому третий транш в $1,7 млрд. мы 15 сентября получить должны (на второй правительство рассчитывает до 10 июля, на ту же сумму — $1,7 млрд.). Так что на экономике страны технический дефолт скажется не сильно — появится задержка в получение текущий кредитов и придется приостановить на время запуски новых проектов. Для людей же в широком смысле это ничего значить не должно.

«Даже если Украина и будет вынуждена объявить технический дефолт, который, по сути, может означать ту же реструктуризацию, на украинских гражданах он практически не отразится», — подтвердил нам Сергей Волков.

Единственный риск — это паника населения, которая совершенно непредсказуема. «Если в прессе не будут раздувать панику, и если Минфин будет проводить правильную информационную политику, то мораторий на выплаты по госдолгу никак не повлияет на экономику и широкие слои населения. Очевидно, многие живут воспоминаниями о кризисе 1998 года, за которым закрепилось не всем понятное слово «дефолт». Если весь этот процесс назвать «дефолтом», то нельзя исключать панических настроений. Но нужно понимать, что все то плохое, что случилось с российской и украинской экономикой после дефолта 1998 года (девальвация валюты, инфляция, падение экономики, банкротства банков, обнищание населения и т.д.) у нас уже было. В нашем случае, мораторий или дефолт будет означать только одно — правительство хочет получить максимальные уступки от кредиторов как раз для того, чтобы избежать нового витка кризиса», — уверен Александр Паращий.

Более мрачные прогнозы дают при полноценном дефолте, в который сейчас никто не верит. Поскольку понимают, что после него МВФ точно не даст Украине ни цента. Раньше некоторые экономисты призывали этого не бояться: почти все деньги, получаемые от МВФ шли на погашение долгов, а если мы объявляем полноценный дефолт, то отрекаемся от долгов, и проблема отпадает сама собой. Но когда правительство с Нацбанком резво располовинили первые $5 млрд., полученные от МВФ по новой кредитной программе, и Кабмин направил солидную сумму на погашение дефицита бюджета, то дефолтный задор стал угасать. Выяснилось, что мы проедаем кредитные деньги. И если их перестанут выделять, то есть будет нечего. Придется снова секвестировать госбюджет, запускать печатный станок (чреватый гиперинфляцией), а может и снова повышать налоги, что непременно выльется в народные волнения. Ибо уровень жизни в стране только падает.

Скорее всего, это понимают во власти, а потому вряд ли решаться на полноценный дефолт, и при случае обойдутся только техническим — если других возможностей для шантажа кредиторов не останется.

Важно знать Что при дефолте могут сделать с украинской компанией