В последнее время с легкой руки членов правительства и многих экспертов вся страна обсуждает вероятность скорого дефолта Украины. Договоренностей о реструктуризации наших долгов нет, а без нее, как откровенно признается премьер-министр Арсений Яценюк, наша страна по долгам платить откажется. Это, собственно, и будет называться словом «дефолт». Мы разбирались насколько это вероятно и что в таком случае ждет страну и всех нас.

Такие разные дефолты

Экономисты различают два вида дефолта: технический и полноценный. Технический дефолт — это ситуация, когда заемщик на текущий момент не выполняет условия договора займа, но физически он этот договор может выполнить в будущем. Причем, как отметил старший аналитик Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Александр Жолудь в разговоре с «Вестями», под невыполнением условий договора можно понимать не только отказ платить проценты или погашать основную часть долга, но и отказ представить необходимые документы (например, годовой отчет) или любое другое нарушение пункта договора.

Эксперты считают, что технический дефолт не пугает кредиторов. Им важно, что они вообще получат свои деньги обратно, а на каких условиях — можно поторговаться. «Реструктуризация долга, о которой сейчас договаривается правительство, по сути уже является техническим дефолтом. Здесь все зависит от условий, которые будут зафиксированы в итоговом соглашении», — отметил в разговоре с «Вестями» исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Также Госдолг Украины достиг 1,5 триллиона гривен

На текущий момент, по его мнению, у Украины есть два варианта договора. Мягкий — пролонгация долга или в крайнем случае уменьшение доходности евробондов, что подходит кредиторам. Более жесткий – сокращение суммы основного долга, т.е. списание, на чем настаивает украинское правительство.

«Полноценный дефолт Украина может объявить в том случае, если это будет единственным путем решения проблемы долговой нагрузки» — сказал нам старший финансовый аналитик группы ICU Тарас Котович. К этому шагу придется прибегнуть в случае отказа кредиторов от реструктуризации долга, а также при прекращении финансирования со стороны МВФ.

МВФ не сможет помочь

С одной стороны, объявление любого дефолта — это отчаянный шаг, потому что он может привести к резкому ухудшению репутации Украины как заемщика и будет означать закрытие для нас рынков капитала на разный срок. «Например, при мягком варианте технического дефолта можно выйти быстрее на рынки заимствований — через два-три года. А при полноценном дефолте этот срок составит минимум десять лет», — считает Олег Устенко.

С другой стороны, Украина сейчас, как воюющая страна в глобальном экономическом кризисе, и так лишена возможности выхода на внешние рынки. Александр Жолудь напоминает, что в конце 2013 г. наша страна заняла у РФ $3 млрд потому, что больше не у кого было. Поэтому бытует мнение, что будет лучше объявить дефолт и прекратить любые выплаты по долгам.

Но эксперты предупреждают, что если Кабмин будет настаивать на списании долга или объявит дефолт, то выиграет только в краткосрочном периоде. Сократив нагрузку на бюджет сейчас, страна проиграет в долгосрочной перспективе, так как дольше будет лишена возможности выхода на рынки капитала. То есть проблема финансирования дефицита бюджета, с которой наши власти сталкиваются регулярно, станет со временем еще острее.

Ранее Украинские евробонды не среагировали на мораторий по госдолгу

К тому же объявление полноценного дефолта лишит нас помощи МВФ и всех прочих (Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации и др.). Тогда давление на курс гривни будет колоссальным: либо его «заморозят» и будут держать в приказном порядке, либо он покатится к 30-35 грн./$, а может и ниже. Так как никаких источников поступления валюты в страну, кроме экспорта, не останется.

Одновременно ставка по заимствованиям для украинских компаний и государства (со временем) на внешнем рынке может дойти до 50% в валюте. «Такие ставки «не потянет» даже самый прибыльный частный бизнес, не то, что государство. Это из области фантастики», — считает Устенко.

Арест активов

Помимо обвала курса гривни и невоможности привлечения новых займов существует также опасность ареста зарубежных украинских активов для расчетов с кредиторами.

Финансисты говорят, что дефолт по суверенным обязательствам в любом случае закончится новыми переговорами, и последствия для экономики страны будут зависеть от новых условий реструктуризации. В последнее время, по словам юриста ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Дмитрия Шемелина, кредиторы и должники договаривались о какой-то схеме реструктуризации, которая предполагает меры (иногда довольно жесткие) по восстановлению платежеспособности государства-должника.

Но крупные кредиторы могут реально начать взыскания, хотя встречается такое не так уж часто. По словам начальника управления контроля операционных и рыночных рисков банка VTB (Украина) Андрея Грищенко некоторые кредиторы Украины уже заявили, что не будут участвовать в реструктуризации и обратятся в суды, если обязательства не будут погашены вовремя и в полном объеме.

По решению этих судов могут быть арестованы недвижимость, транспортные средства (корабли или самолеты), партии товара и т.д. По словам Олега Устенко, единственное, что нельзя арестовать — здания и имущество посольств, которые защищены дипломатическим иммунитетом (то есть не подлежат взысканию).

Правда, как уточнил Дмитрий Шемелин, обращать взыскание можно только на активы самого должника. То есть если кредит брала Украина как государство (в том числе от ее имени, к примеру, Кабмин), арестовать можно только госимущество, а имущество госпредприятий или 100% государственных АО, которые являются отдельными юрлицами — уже нельзя. «Например, здание Укрэксимбанка за границей можно арестовать только по иску против самого Укрэксимбанка, но не государства» — поясняет Шемелин. А чисто государственного госимущества, по словам экспертов, за границей не так уж много.

Кстати, в мировой практике были прецеденты, когда взыскание по долгам пытались обращать на государственные суда (арест российского парусника «Седов»), самолеты (российских экспонатов на авиасалоне в Ле-Бурже) и произведения искусства государственных галерей (арест коллекции Пушкинского музея в Швейцарии). Но все эти попытки были безуспешными.

То же самое касается и ареста государственных счетов, не защищенных иммунитетом.

К тому же, как отмечает Александр Жолудь, долги Украины значительно превышают стоимость нашего имущества за рубежом, поэтому такие шаги экономически бессмысленны.

«Скорее всего, речи об аресте не будет. Украина уже переживала дефолт и успешную реструктуризацию в 2000 году, что не сопровождалось арестами активов либо судебными разбирательствами», — соглашается Тарас Котович.

Что делать

Начальник отдела стратегического планирования UniCredit Bank Егор Перелыгин считает, что не стоит драматизировать ситуацию раньше времени. По его словам, во-первых, Украина не является злостным нарушителем своих финансовых обязательств. Во-вторых, есть достаточно примеров успешных технических дефолтов и последующих реструктуризаций. Например, Пакистан, который в 1999 году, под руководством МВФ успешно реструктуризировал свои евробонды после объявленного дефолта 1998 года. Правда, реформы проводились дисциплинировано и жестко, что позволило обеспечить стабильную платформу для инвесторов и новых кредиторов.

Олег Устенко также уверен, что Украине удастся договориться. «С вероятностью больше чем 50%, по моему мнению, будет проведена реструктуризация, а не полноценный дефолт», — сказал он «Вестям».

При этом, по его словам, различные попытки «накопить» в государстве валюту до наступления часа «Ч» путем запрета на вывоз капитала — не лучшая идея. «Жесткие административные меры, как правило, малоэффективны. И резко увеличивают теневой сектор», — напомнил он.

Но эксперты отмечают, что успеха можно добиться. «Только реформы должны проводиться молниеносно и системно, как и переговоры с кредиторами», — считает Егор Перелыгин.

Российский вариант

В качестве возможного решения по реструктуризации долгов ряд экспертов называют вынесение «за скобки» выплат России $3 млрд. «Один из вариантов — направление встречного иска к России из-за потерь, которые несет Украина после оккупации Крыма. Там суммы значительно больше. Поэтому вполне возможно, что юристы затянут этот вопрос, и мы можем избежать существенных выплат в этом году» — говорит Александр Жолудь.

Впрочем, как полагают другие эксперты вряд ли спасет от дефолта. «В день выплаты деньги должны оказаться на счету держателя бумаг, - говорит экономист Андоей Блинов. - Если их нет — объявляется технический дефолт по этим бумагам. Если и через 10 дней после этого срока их не будет, то технический дефолт превращается в полноценный».

Таким образом даже если Украина будет оспаривать долг перед Россией в судах или же подаст встречный иск, все ранво дефолт, в случае отказа платить 3 млрд. наступит автоматически.

Кстати, в начале этого года в западных СМИ появлялась информация о том, что РФ приобретала для украинских облигаций страховки — кредитный дефолтный своп (Credit Default Swap, CDS), но российские власти ее официально не подтверждали. Если это так, то Москва должна будет получить компенсацию по невыплаченным $3 млрд.

Кроме того, как предполагает Андрей Блинов, российская сторона могла уже перепродать значительную часть наших облигаций. И в таком случае, если Украина по ним не заплатит, то претензии будет предъявлять уже не российское правительство, а совсем другие структуры. «Как мы знаем, многие наши бумаги перешли в руки спекулянтов. Украинские еврооблигации продаются с достаточно большим дисконтом давно. Кто сейчас на самом деле является владельцем украинских евробондов, не знает даже Минфин», - говорит Блинов.