"Газпром" из-за старта строительства «Турецкого потока» без подписанных соглашений рискует остаться с недостроенной трубой посреди Черного моря, пишет Коммерсант

Как отмечает издание, компания впервые запускает крупный экспортный проект, не подписав обязывающих соглашений по нему.

Прокладка морской части газопровода "Турецкий поток" через Черное море начнется в июне, заявил вчера член правления "Газпрома" Олег Аксютин. Он пояснил, что по первой нитке газопровода заключен подрядный контракт с итальянской Saipem. "Работа будет вестись двумя кораблями в зависимости от условий прокладки. Так вот, на мелководье работы начнутся в первой декаде июня",— сказал он.

"Газпром" с осени прошлого года законтрактовал у Saipem два судна-трубоукладчика (Castoro Sei и Saipem 7000), которые должны были работать над морским участком предшественника "Турецкого потока", газопровода South Stream, но после отмены последнего в декабре 2014 года простаивали. По расчетам издания, простой обходится "Газпрому" примерно в €25 млн в месяц.

У голландской дочерней компании "Газпрома" South Stream Transport B.V. есть разрешения на прокладку примерно двух третей морского участка, которые проходят в территориальных водах и исключительной экономической зоне РФ (разрешения были получены еще для South Stream). Но разрешения на прокладку трубы в территориальных водах Турции и вывод ее на берег у "Газпрома" нет, как и разрешения на изыскания для прокладки маршрута. Пока Москва и Анкара не подписали по "Турецкому потоку" вообще ни одного обязывающего документа.

Монополия торопится привести газ в Турцию и Юго-Восточную Европу, прежде чем ЕС сможет реализовать свою контрстратегию по поставке туркменского и иранского газа либо ограничить закупки российского газа через механизмы будущего энергосоюза. При самом худшем раскладе такая спешка может привести к тому, что "Газпром" вынужден будет в ожидании решения Турции остановить прокладку трубы еще в море — по словам источника, близкого к монополии, технологически это возможно.

Впрочем, "Газпром" рассчитывает в ближайшее время договориться с Турцией. По словам российских собеседников, знакомых с ходом переговоров, проволочка связана с парламентскими выборами в Турции, которые должны пройти 7 июня. С другой стороны, турецкие источники полагают, что ключевая проблема не в политике, а в ценах на газ для Турции, которые "Газпром" не торопится снижать.

Ранее "Газпром" после многомесячных переговоров согласился дать скидки частным турецким компаниям, на которые приходится более трети импорта российского газа. Дисконт, по словам источников, составит примерно 25% в первом квартале и еще 15% во втором, и в мае цена опустится до уровня около $260 за 1 тыс. кубометров

Однако госкомпания Botas скидки пока так и не получила. "Мы рассчитывали, что с "Турецким потоком" Турция станет стратегическим партнером, но пока "Газпром" не ведет себя как такой партнер",— жалуется один из источников.

Директор турецкого Института энергетических рынков и политики EPPEN Волкан Оздемир полагает, что снижение цены для Botas действительно является главным условием для соглашения по "Турецкому потоку". По его мнению, договоренность может быть достигнута только после выборов, так как, скорее всего, в Турции сменится министр энергетики, "а это означает появление новых людей как в министерстве, так и в Botas". "Поскольку соглашения с Турцией нет, я не вполне понимаю заявление "Газпрома" о начале строительства газопровода",— подчеркивает Оздемир, добавляя, что "подобные заявления не идут на пользу проекту". Он полагает также, что, учитывая давление Запада, который склоняет Турцию отказаться от проекта, Россия должна предложить "что-то новое", помимо простых поставок и транзита газа.

При этом ни начало строительства, ни даже заключение соглашений по "Турецкому потоку" не являются гарантией успеха. South Stream начинал строиться трижды: в августе 2012 года первый стык был торжественно сварен на компрессорной станции "Русская" возле Анапы, затем, в конце октября 2013 года, официально стартовало строительство болгарского участка, а еще через месяц — сербского. Спустя еще год проект был отменен